Вернуться   Форум Гей пиратов | Gay pirates forum > Общение / Communication > Гей рассказы / Gay stories

Гей рассказы / Gay stories Гей литература. Gay literature.

+ Ответ
 
Опции темы
  #1  
Старый 19.11.2011, 08:00
News вне форума News

Местный - Neighbor


European Union
Gay pirates Гей пираты
Регистрация: 19.06.2011
Сообщений: 1,571

Total 'Thanks' Received by This User = 0 за это сообщение
20 всего

Репутация: 119


По умолчанию Эротические гей-рассказы 2. | Erotic gay stories 2.

Часть 1. www.gay-pirates.com


"Преодоление запахов"






Они впервые совершили нечто из любви.
П. Зюскинд
Третий месяц, идя на работу, я спускаюсь в метро. Третий месяц перед входом стоит крепкий мужик с крепким лбом, круглым твердым лицом и жесткими глазами. Глаза жесткие смотрят откуда-то изнутри и буравят маленькими сверлами каждого мимо проходящего. В тоже время лицо здоровое и все тело такое пружинистое. О чем это я? Ах да.
Мужик держит в руках табличку «Барсучий жир, медвежья желчь»: продает, наверное. Наверное, охотник. Хоть и не похож на охотника. А каким должен быть охотник? Обязательно в ватнике и ружьишком за плечами и подпоясанный патронташем? Да нет. Современный охотник он на транспортном средстве с винтарем с ночным прицелом и лазерным наведением. Куда же бедному мишке или близорукому барсуку деваться? Только на желчь и жир и идут. Хлоп выстрел и в банке…
Запах смерти, сконцентрированный запах смерти во взгляде, в толстых пальцах сжимающих табличку. Пятен крови не видно, смыты современным «Фери» или «Кометом», оттерты до белизны.
Так и я…наверно с возрастом становлюсь все менее агрессивным и наивным. К чему? Седой уже…а все в сказки верю. Наверно дождь так действует….Дождь Дождь…
Смоет все следы…
Все дождь и дождь. Уж скоро лето…несколько дней, а все дождь и дождь. Или это скрытая тоска в душе выплакивается через погоду? А может просто так надо, что был дождь и только дождь? Дома мокрые в серых подтеках, все страшнее и страшнее выглядят. Смотреть не хочется.
Клещ высовывал свои петипальпы очень редко. Он нюхал воздух и смотрел вниз. Нет ли там цели? Цели не было.
Я только потом узнал, что он бывает в Инете, и ник у него «парфюмер».
Браво! Брависсимо! Кир Батькович! А ну-ка еще разок! ЭЙ гей гей! Понеслась писать губерния….Доплясались… Приплыли унитазики, к самому, так сказать, прибою приплыли… дальше не куда.
Запах гниющих водрослей, маленькие сине-зеленые водросли, гниют и запах йода тонким поветрием в правую ноздрю. Левая не дышит, сломана в драке.
Хотелось бы, подобно Данте сказать, «Пройдя свой путь до половины, я очутился в сумрачном лесу», но путь мой, надеюсь, еще не на половине, и оказался я не в буреломе, а на улице Тверской. Уберите улыбку с лица, просто на Тверской. Неужели, приятному во всех отношениях, молодому человеку нельзя оказаться на Тверской? Очень даже можно, вот и я спрашиваю, почему нельзя? Конец века все-таки, можно и по панели прогуляться, хоть и снег идет, и мороз под дубленку забирается.
Ну конечно, конечно, на Тверской я оказался совершенно не случайно, а с весьма определенной целью. В кофейне у меня была назначена встреча с Чу. Чу был корейцем, тянуло меня на всякую экзотику. То на негров, то на индусов, вот теперь и Дальний Восток. Если бы я знал, что увлечение востоком доведет до беды, я бы стороной обходил музей на Суворовском бульваре. А так попал как кур в ощип, по самые, по не балуйся.
Запах соевого соуса, чуть горьковатый с привкусом нежности и кажется сандала. А как пахнет сандал? Не помню.
Хотя как сказать, беда ли это или еще один пройденный кусочек большого пути? Ну да бог с ним, дело было за малым, надо было как всегда - обоять, очаровать и в конечном итоге трахнуть. (Еще рассказы - на xgay.ru). Потом, можно было сделать скорбное лицо, сказать «прости, родной, но я не один, и бросить своего бойфренда ради тебя не могу». Благими намерениями дорога сами знаете куда вымощена. Вот и покатились мы именно в это место, и хорошо так катились, со свистом! Тока пыль столбом и сугробы по сторонам.
Запах бойфренда. Юношеского пота, много пота, резкий запах, не приятный уже сейчас, и тогда, но тогда можно было забыть, просто хотелось.
Чу показался приятным собеседником. Воспринимал он мир через звуки. Кто-то через краски, кто через форму слов, я, например, через запахи, а он через звуки. Не через суть слов, а именно через звуки. Было забавно.
Запах секса густой острый запах вдруг выбивающейся из пор.
Первая встреча. Привет - привет. А я вот такой, а я вот такой, а у меня вот чего есть, а у меня совочек больше. А зато, а зато у меня куличики больше получаются вот! Ну, сами понимаете, детский сад - штаны на лямках, старшая группа.
Достаточно высокий лоб, прямые длинные, черные волосы до плеч. Чуть выше меня. Большие и широко раскрытые карие глаза. Симпатичен восток, ой экзотичен. Тонкий нос, большие чувственные губы со слегка опущенными уголками. На левой щеке из-под крыла носа небольшая, короткая складка. Потом я нашел у него за ушами такие милые складочки и всегда ему говорил, что у него из за ушей скоро щеки видны будут. Кто сейчас ворошит твои волосы, Чу? Кто будет следующей твоей победой? А победой ли? Да нет просто еще один поворот…с изгибом. Такая, блин, извилистая дорожка с пригорочками и ямочками. Чух, чух, по ровненькой дорожке.
А я решил подарить тебе парфюм. Все-таки ник у тебя Парфюмер. О! Класс! Мое имя! Теперь буду пахнуть самим собой. Как странно я только что заметил, что название парфюма совпадает с твоим именем. Ну, пахни, я все равно не замечаю химических запахов.
Чу? А как?
Знаешь Кир…я много страдал в детстве, сейчас не хочу, не требуй от меня любви, я от нее прячусь, закрываюсь.
Запах обиды, запах ножа, ржавый запах ножа, корявый рыжий запах с провалами к белому металлу.
Я, что, себя на помойке нашел? Да нет, Кир, ну ты не понимаешь, вчера было вчера, завтра будет завтра. А сейчас это сейчас. Плохо мне, Чу. И вчера было плохо и сейчас плохо. Да ладно тебе, все ты накручиваешь, сам себя драматизируешь.
Запах игрушки, теплой игрушки, брошенной в чулане, чуть сыром и плесень покрывает плюшевое тело.
Ты почему не позвонил? Обещал и не позвонил? Да я забыл, ну напился и забыл.
Кир, я не хочу знать, если ты там с кем то! А почему? А просто не хочу знать. Запах измены, чужая туалетная вода от волос. Да брось! Да с кем я? Да ты что! Чужой запах, все чужое! Не пахнет молоком и мягким телом. Не пахнет потом лобка. Чужой запах.
Запах тоски. Кривой бестолковый запах грязного тела, начищенных зубов, забытого презерватива.
Окно открыть? Сквозняк? Что? Весна!
ДАЛИ ГОРЯЧУЮ ВОДУ!
Наконец-то.
Запах горячей воды. Липовая шайка в бабушкиной бане. Дедушка, а что это? Веник это Кир, березовый веник, вот я тебя сейчас. Ой, дедушка! Больно!
Как с гуся вода, так с Кира худоба! Ой, деда! Больно!
Запах дыма и дома.
Комментариев к сообщению: 0  Комментарий  
  #2  
Старый 19.11.2011, 08:00
News вне форума News

Местный - Neighbor


European Union
Gay pirates Гей пираты
Регистрация: 19.06.2011
Сообщений: 1,571

Total 'Thanks' Received by This User = 0 за это сообщение
20 всего

Репутация: 119


По умолчанию

"Жестокий сон"






Он всё-таки пришел. В его зелёных глазах тоска и скрываемое от самого себя одиночество. Я знаю, что мне его не переубедить и того главного, что мне от него надо, я не получу. Но я хочу его, как же я его ХОЧУ...
Он раздевается догола. Беру скотч и связываю руки за спиной. Потом ставлю раком и широко раздвинув ноги, привязываю их к палке. Теперь последний штрих, скотч на рот, чтобы соседи не слышали криков.
Он полностью в моей власти. Бери и еби, еби, еби... Но я не могу обмануть его доверия и беру розги.
Первый удар и багровая полоса ярко перечёркивает обе половинки. Я вложил в этот удар всю свою боль и ярость невозможности обладать этим телом. Второй, третий... десятый, на сороковом от белизны этой задницы не осталось и следа, провожу ладонью по пылающим ягодицам. Он весь извивается от боли или может наслаждения?
Меняю тактику. Теперь это хлёсткие и несильные удары по левой половинке. Пытаюсь бить так, чтобы кончик розги попадал по анусу. Сорок первый, сорок второй... на шестидесятом перехожу на другую половину. Как он изгибается... Его плечи сотрясаются в беззвучных рыданиях. Ещё двадцать розг правой половинке. Теперь симметрия соблюдена. Они обе пунцовые. На них просто страшно смотреть. Любуюсь своей работой и вдруг осознаю, что мне ЭТО действительно нравится. Его бъёт мелкая дрожь. Его хуй, стоявший как кол в начале порки, совсем скис. Беру его в руку и играюсь, пока он не начинает оживать. В рот нельзя это будет уже секс, а он недопустим...
Считал ли он удары или от боли потерял счёт? Наклоняюсь к его уху и шепчу:
- Ещё двадцать.
Он уже перестал рыдать и только беззвучно всхлипывает. Беру шнурок и туго перевязываю его уже полностью вставший хуй и яйца. Замахиваюсь и бью по тому месту, где ещё не ноги, но уже и не задница. (Еще рассказы - на xgay.ru). Не очень сильно ведь достаётся и его туго перевязанным яйцам. От следующего удара слегка достаётся и хую. Каждый очередной удар приходится чуть ниже предыдущего. Сотый, яркий и режущий, задевает головку. Удары были не слишком сильные, но результат не хуже чем на заднице. Яркие красные полосы. Он говорит, что у него есть Масик. Ну что ж, теперь его проблемы как скрыть от своего парня мою работу. Меня охватывает апатия. Развязываю, и он идёт в ванну. Не знаю и не хочу знать, что он там так долго возится.
Сижу, скачиваю с интернета жесткое порно и дважды подряд бурно кончаю.
Из ванны он выходит уже одетый. Неуклюже как-то благодарит. По всему видно, что ему хочется поскорее уйти. Мне тоже. Чувствую себя высосанным и морально и физически. Даже не пытаюсь прикрыть охватившее меня безразличие и апатию. Целуемся хоть сейчас это не нужно ни одному из нас, и я закрываю за ним входную дверь.
Вряд ли мне захочется повторить это ещё раз. Я ведь гей, а не "мастер". Мне нужен полноценный долгий и яркий секс, ласки и глупое счастливое щебетание в посте ни о чём. Но судьба иногда сталкивает нас с безответной любовью... Наверное, это был не самый плохой способ её убийства.

PS. Проснулся я с сумасшедшей лёгкостью. Сон помнится ярко и во всех деталях. Бывает такое ощущение, знаешь, что это только сон, но в тайне сам себе не веришь. Всё как будто произошло наяву. На той зыбкой грани между реальностью и фантазией, правдой и ложью. Единственное, в чём я уверен, что свободен от гипноза зелённых глаз. Не сорвался в пучину самоунижения и самобичевания. Я свободен и вновь готов наслаждаться жизнью.
Спасибо тебе, сон.





Комментариев к сообщению: 0  Комментарий  
  #3  
Старый 19.11.2011, 08:00
News вне форума News

Местный - Neighbor


European Union
Gay pirates Гей пираты
Регистрация: 19.06.2011
Сообщений: 1,571

Total 'Thanks' Received by This User = 0 за это сообщение
20 всего

Репутация: 119


По умолчанию

"Милый доктор!"







Когда мне исполнилось 19 лет, мне, как и всем моим соотечественникам, предстояло пойти служить в армию (в те годы призывали не в 18, а в 19 лет). Но поскольку у меня в детстве были различные заболевания, которые могли давать осложнения, то меня направили в Военно-медицинскую академию для обследования.
Было жаркое лето, в клинике пропедевтики народу практически не было, а лежали только такие, как я - обследывающиеся.
Я лёг в клинику в четверг, а в пятницу все пациенты разбрелись по домам (кому хотелось в жаркие субботу и воскресенье лежать в больнице!). Я же в больнице остался, поскольку дома никого не было, готовить еду себе мне не хотелось.
И вот, вечером в пятницу ко мне в палату заглянула пожилая медсестра, Вера Фёдоровна, и сказала:
- Ну что, солдатик, мы с тобой в отделении вдвоём. Мои услуги тебе не нужны, пойду я спать. Если кого привезут по «скорой», то разбудят. Спокойной ночи!
Часов в 11 вечера я лёг, стал читать книжку. А сплю я всегда абсолютно голый, так что прикрылся я простынёй и лёгким покрывалом и стал читать какие-то рассказы Куприна.
Прочитал я не более трёх страниц. И вдруг дверь открылась, и вошёл дежурный врач - молодой человек, лет 25-ти, 26-ти.
- Добрый вечер, молодой человек. Скучаете?
- Да вот, читаю.
Я сразу обратил внимание, что на враче были только лёгкие фланелевые брюки, - рубашки и майки под белым халатом не было.
- Ну, давайте, я вас посмотрю, напишу заключения по своей части, чтобы меньше врачей вам надо было обходить.
Врач мне сразу очень понравился! Высокий, стройный брюнет с чувственными губами, стройными ногами, сильными руками.
Я к тому времени был уже «опытным» - с 16-лет ебались с приятелями. Нас было четверо. Мы собирались и по двое, и по трое, да и все вместе, вчетвером, такое устраивали! Мне нравилось в сексе всё. Я любил сосать, и любил, когда сосут у меня; я любил ебать в задницу, и любил, когда ебут меня; я любил дрочить хуй другу, и любил, когда он дрочит мой хуй, при этом я очень любил целоваться, любил смотреть, как ебутся мои друзья. Словом, в мужском сексе мне нравилось всё, кроме насилия, принуждения и садо-мазохизма, а секс с женщиной я игнорировал, брезговал, да, что говорить, - на женщин мой хуй не вставал никогда.
Но вернёмся в палату Военно-медицинской академии, к тому моменту, когда очень симпатичный молодой доктор сел на мою кровать, а я разглядел, что грудь его была в меру волосатая, руки - тоже, коленки соблазнительные…
Я уже сразу начал возбуждаться. А Кирилл Аркадьевич (так звали врача) стал простукивать мою грудь:
- Какая у тебя мощная грудь! - сказал он - И бицепсы неплохие.
Затем он чуточку сдвинул простыню вниз, освобождая мой живот, стал пальпировать мою печень. И тут я не удержался, сорвал с себя всю простыню и предстал перед доктором в натуре. Хуй мой уже был в напряжённом состоянии.
Кирилл Аркадьевич замер. Его рука перестала двигаться на моём животе. Тогда я, опытным движением, взял его кисть в свою левую руку, перенёс её на мой хуй, а правой рукой взял доктора за шею, притянул к себе его голову, и впился губами в его рот.
Доктор сдался! Вернее, - я в этом уверен, - именно за ЭТИМ он и зашёл в мою палату!
Мы целовались, он массировал мой хуй, а я правой рукой освободил пуговицу его брюк из петли и расстегнул молнию. Вслед за этим я запустил руку под резинку его трусов на спине, и стал снимать его брюки вместе с трусами. Он приподнялся, и я завершил это действие - спустил его одежду до самых щиколоток. При этом наши языки обследовали все уголки наших ртов, а рука доктора продолжала ласкать мой хуй, яйца, гладить промежность.
Настала и моя очередь. Я взял в руку напряжённый, абсолютно прямой хуй доктора, ощутил приятное щекотание его лобковых волос на своих пальцах, стал сжимать хуй, ласкать его. Потом я же скомандовал:
- 69!
Доктор вынул свои ноги из одежды, забросил колени на кровать, а головой лёг на мой живот и сразу заглотил мой хуй до основания!
Я же, будучи опытным минетчиком, сначала полизал головку его хуя (это - один из самых вкусных хуёв, которые я когда-либо пробовал!), потом пососал головку, предварительно «залупив» её, а уж затем - заглотил. При этом, конечно же, я мял яйца доктора, гладил его промежность и, так аккуратненько-аккуратненько залез пальцем в его анус. Доктор застонал и стал ещё активнее сосать мой хуй и буквально повторять мои движения. Он тоже мял мои яйца, гладил промежность и запустил пальцы в мою попку.
Продолжалось это довольно долго, я другой рукой гладил шелковистую кожу на груди доктора, поигрывал с волосами, росшими там, но всему приходит конец. В какой-то момент я почувствовал приближение моего оргазма, да и у доктора хуй стал набухать. И вот - мощнейшая разрядка! Мы кончили одновременно и яростно глотали сперму друг друга!
- Ух, как хорошо! - были первые слова доктора.
Он встал и уже хотел надевать штаны. Я остановил его, сказав:
- В клинике никого нет. Может, мы продолжим осмотр?
Доктор засмеялся, наклонился и стал меня целовать.
- Доктор, вы разденьтесь, снимите халат, носки. Я могу продолжить дальше наши отношения.
- Ну, парень, ты даёшь! - сказал доктор, но последовал моему совету. Когда он полностью разделся, он лёг рядом со мной, и мы начали ласкаться. Какой же он был замечательный любовник! Он буквально всё моё тело облизал! Он запустил свой язык в мой анус, вылизал там всё! Он вылизал мои яйца, обсосал мой хуй, потом спросил:
- Ну, кто первый? Ты - меня, или я - Тебя?
- Как хочешь, - я перешёл на «Ты».
Кирилл положил меня на спину, задрал мои ноги - буквально к моим ушам, лёг на меня, всосался в мой рот, а своим длинным, прямым членом пристроился к моему анусу.
- Потерпишь немного? - шёпотом спросил он, касаясь губами моего уха.
- Не впервой, - ответил я.
- Не впервой? - Удивился Кирилл.
- А ты не заметил?
Он не ответил, а снова впился в мои губы, а хуй его уже проникал в мою попку. Ебался он превосходно! Сначала - очень медленно, проникая в самую глубину моей прямой кишки, потом вынимал хуй почти до конца, оставляя головку в сфинктере, потом погружался вновь, всё убыстряя свои движения. Потом его движения стали бешеными! Он ебал меня с немыслимой скоростью, страстью, целовал не просто взасос, - он кусал мои губы, уши, облизывал всё лицо, потом свалился всем своим телом на меня, воткнул свой хуй в меня до предела и застыл.… Только ягодицы его, которые я всё время ласкал руками, мелко дрожали, но я почувствовал в своей прямой кишке заполнение спермой моего очаровательного любовника. Он КОНЧИЛ! Оргазм был потрясающий! Во время «кончины» он еле сдерживал крик. Долго еще Кирилл лежал на мне, не вынимая своего хуя из моей задницы, шептал мне на ухо ласковые слова, гладил мою голову, целовал меня в губы, щёки, уши, шею. Я был тоже в экстазе. Говорил ему ласковые слова, в том числе, что очень хочу его выебать… Кирилл услышал это, вынул свой хуй из меня, и сказал:
- Я сейчас схожу, подмоюсь. Может, ты - тоже? А потом - продолжим. Тут он наклонился к самому моему уху, и, целуя меня, сказал:
- И ты выебешь меня!
Мы ещё минуты две полежали, не прекращая целоваться, потом встали, Кирилл накинул на себя халат, я - пижаму, и мы пошли в ванную комнату, которая полностью была в нашем распоряжении!
Подмывались мы с ним оригинально: он мыл мою жопу, я - его хуй. При этом мы не прекращали целоваться.
Закончив процедуру, мы вернулись в мою палату, разделись и легли на кровать.
Кирилл спросил:
- В какой позиции ты хочешь меня ебать?
Я лёг на него, прикоснулся губами к его губам, и прошептал:
- В той же, что и ты меня.
Кирилл обнял меня, засосал мои губы, потом поднял ноги, положил на мои плечи и прошептал:
- Я жду тебя! Выеби меня, выеби изо всех сил!
Я уже был в полной готовности, хуй мой торчал, был крепким, как бетонная арматура. Мне оставалось только воткнуть его в жаждущую жопу доктора. Но я знаю хорошо, что такое ебать «в сухую». К счастью, у меня всегда был крем. Я достал его из тумбочки, выдавил на палец, и стал обрабатывать дырку доктора. Он стонал от страсти. Потом я обмазал свой хуй кремом, приставил к дырке доктора, и беспрепятственно вошёл в него. Вот здесь я показал класс ебли! Доктор, конечно же, никогда не имел такого опытного любовника. Я ебал его так, как научился со своими друзьями: и медленно, и быстро, и на «весь хуй», и на половинку. Вдруг я останавливался, ложился на доктора и долго целовал его, не вынимая хуя из его жопы, потом продолжал медленно, ритмично ебать, доставая до самых глубин прямой кишки. Потом, - наоборот, - практически вынув хуй из его жопы, в районе сфинктера я медленно двигал своим хуем буквально на сантиметр-два, чтобы помассировать его простату. Кирилл стонал, охал, ахал, гладил своими руками всё моё тело, прижимал меня к себе, целовал, лизал, ласкал, - он был на вершине блаженства! А когда я ещё взял в руку его хуй, при этом продолжая его неистово ебать, Кирилл взвыл нечеловеческим голосом! Не хватало нам ещё, чтобы прибежала Вера Фёдоровна! Я заткнул рот Кирилла своим ртом страстным поцелуем и закончил свою еблю неистовым оргазмом! Кирилл тоже стрелял своей спермой на высоту не менее полуметра! Я ловил его сперму ртом! Ах, какая вкусная у него сперма!
- Ну, как? - спросил я после десятиминутной передышки после нашего полового акта.
- Ты - гигант. - Сказал Кирилл. Я никогда ничего подобного не испытывал. Где ты так научился?
- У меня хорошие друзья, мы с ними ебёмся уже три года. Нам это очень нравится. Женщин мы не знаем. Они нам не нужны. Может, это и плохо, но это так. Я никогда не ебался ни с одной девчонкой. А с парнями у меня было уже много контактов.
- Ты - счастливый человек. Ты ни с кем не обсуждаешь проблему женитьбы. Моя мама меня уже заебала: «Когда ты женишься?» А я не хочу жениться. Зачем мне обманывать несчастную женщину, которая захочет меня как мужа? Ведь я люблю только мужчин. Что же делать? Таким уродился! Ведь началось у меня это с 16 лет. Я тогда активно занимался плаванием, даже был чемпионом среди юниоров - единственный из Ленинграда. И в бассейне занимался парень, которому было 19 лет. Мне кажется, что именно из-за него я и ходил в бассейн: хотелось видеть его красивейшее тело, волосатые ноги, уже заволосевшую грудь, эти чёрные кудри, сильные руки, этот «бугорок», выпиравший в плавках.
Однажды, когда занятия кончились, я, как всегда, зашёл в душевую, а там, естественно, сняв плавки, мылся Олег. Я встал под соседний душ, стал мыться, а искоса поглядывал на Олега, его фигуру, на его хуй, который видел впервые. Вдруг Олег обратился ко мне:
- Кирилл, потри мне спину, если тебя не затруднит.
Я растерялся, но был на вершине от счастья: парень, в которого я тайно влюблён, который старше меня на три года (а в том возрасте - это огромный разрыв!) просит меня потереть его спину!
Я взял мочалку, подошел к Олегу, а тут мой хуй предательски встал во всю длину!
Олег заметил это и сказал:
- Ты не смущайся, посмотри на мой: он тоже неспокоен. - И Олег прижал меня к себе, поцеловал в висок. Я поднял на него глаза, он улыбался:
- Ты что, дурачок? Это нормально! - И тут он уже стал целовать меня в губы. Сначала - поверхностно, затем, уже запуская язык в мой рот, а рука его взяла мой хуй, сжала и стала водить вверх-вниз. Потом он шепнул:
- Не бойся, возьми меня так же.
Я, совершенно не осознавая себя, взял Олега за хуй, стал мять его, и включился в активные поцелуи. Олег недолго целовал меня в губы, а стал губами обследовать мою шею, грудь, живот, потом подобрался к лобку и воскликнул:
- О! Он у тебя уже кудрявенький! - после чего сразу заглотил мой хуй до самых яиц.
Я очень скоро кончил - кончил бурно, страстно! Мне безумно это понравилось. Я хотел тут же отблагодарить Олега, пытался опуститься на колени, и сосать его хуй, но Олег сказал: - Подожди, успеется ещё!
Он поднял меня, снова поцеловал взасос и сказал:
- Пошли одеваться. Завтра опять тренировка, надо быть в форме. Понял?
На следующий день, после тренировки, окончания которой я ждал с нетерпением, мы снова оказались в душе.
- Ты домой торопишься? - спросил Олег.
- Нет, совсем не тороплюсь.
- Тогда, может, зайдём ко мне, я ведь здесь, на Разночинной, живу.
Мы помылись быстро, оделись и побежали к Олегу. По дороге он радостно меня обнимал, даже целовал, а я был в предвкушении чего-то нового. Я знал уже, как ебутся мальчишки, мужчины между собой. И, хотя боялся немного, но хотел, чтобы Олег меня выебал.
У Олега произошло всё наоборот. Опускаю многие подробности «прелюдии», но когда мы разделись догола, Олег положил меня на себя, задрал ноги и прошептал:
- Введи свой член (он не сказал «хуй», он сказал «член»!) в меня.
Моё сердце готово было выскочить из груди. Хуй стоял, как дубина!
Олег взял его, направил на свою дырочку и сказал:
- Теперь вводи. Не бойся, смелее!
Так я в первый раз ебал взрослого парня. Когда я кончил (а это было потрясающее ощущение, - ты то знаешь!), мы долго лежали, ласкались, целовались. Потом я говорю Олегу:
- А ты что, не хочешь меня?
- Хочу. Но пока нельзя. Давай ограничимся тем, что ты будешь ебать меня.
Так у нас продолжалось месяцев восемь. И вот, однажды, наступил момент, когда Олег выебал меня. Я был на седьмом небе от счастья! Это было замечательно!
- Так ты скажи об этом своей матери! Скажи, что она в этом виновата! - Стал я говорить Кириллу. - Моя мать знает, что я такой. Наверное, переживает. Но - что делать? Я это осознал в 14 лет. Я понял, что никогда не смогу быть с женщиной. Именно тогда я впервые «трахнулся» со своим одноклассником. И ему, и мне это очень понравилось. Правда, он тогда же уехал в другой город - я очень это переживал. Но через год мы с другим моим одноклассником - Славиком - поняли друг про друга всё. Мы с ним ебались каждый день. Потом к нам присоединилась ещё одна пара наших одноклассников - Женька и Сашка. Мы вчетвером устраивали такие оргии!
Глаза доктора загорелись:
- Ты познакомишь меня с ними?
- С удовольствием! Мы и сейчас ебёмся вместе по-чёрному!
Доктор сильно возбудился и захотел меня снова. А мне что, жалко, что ли? Я и сам не прочь поебаться - очень люблю это дело!
Я встал на колени, раздвинув ноги. Доктор пристроился к моей жопе и вогнал свой хуй по самые яйца. Ебля была жаркая!
Когда закончили, Кирилл сказал:
- Жаль, не могу остаться до утра. Ну, спокойной ночи! - поцеловал меня, оделся и ушёл.
Утром Кирилл вошёл в палату, сел на койку и на правах врача, откинул с моей груди простыню, стал гладить мой живот, шебуршить волосы на нём и на лобке, мять мой уже привставший хуй, ласкать яйца.
- Позвонила коллега, Маргарита Владимировна, попросила подменить её сегодня на дежурстве, так что я остаюсь ещё на сутки. Ты доволен?
- Ещё бы! - сказал я, протянул руку к ширинке Кирилла и пожал его хуй.
- Обменялись «хуепожатиями» - пошутил он, наклонился, поцеловал меня взасос, на несколько секунд захватил в рот головку моего хуя, потом встал, прикрыл меня простынёй.
- Увидимся ещё, - подмигнул и вышел.
Целый день я просто отдыхал. Читал, спал. Около пяти часов вечера меня навестил Женька - мой друг и любовник, 18-ти летний симпатичный парень с накаченной фигурой, волосатой грудью, брившийся лет с 15-ти (тогда же он, и его друг Сашка присоединились к нашему со Славиком «дуэту». Женька в сексе был абсолютно без комплексов).
- Представляешь, Жень, - говорю ему я, - здесь доктор - наш парень! Мы с ним всю ночь ебались! Он и сегодня дежурит. Сейчас я найду его, познакомлю.
Мы вышли с Женькой в коридор, пошли к ординаторской. Около ординаторской стоял Кирилл и разговаривал с дежурной медсестрой. Увидев нас, приветливо кивнул головой, оценил взглядом Женьку и дал знак подождать. Разговор с медсестрой тут же закончился, Кирилл открыл дверь ординаторской и пригласил нас:
- Заходите.
Мы зашли, Кирилл прикрыл за собой дверь.
- Познакомьтесь, - сказал я, - Женя, Кирилл. Поцелуйтесь для знакомства.
Женька и Кирилл, пожимая руки друг другу стали целоваться взасос.
- Классно! - сказал Женька!
- Ну, ребята, если хотите, я могу здесь вас оставить. Замок французский, защёлкивается, а у меня есть ключ. Так что, кроме меня никто не зайдёт, - подмигнул Кирилл. - Да! Диван раскладывается! Приятно провести время! А я вам ужин принесу. - С этими словами он ушёл, захлопнув дверь.
- Ну, класс! - сказал Женька, обнял меня, поцеловал взасос, - ну что, последуем совету доктора? - и стал раздеваться. Сбросив с себя всю одежду, Женька сел на диван, разбросав ноги.
- Сначала, Женька, давай разложим диван. (Еще рассказы - на xgay.ru). - Сказал я.
- А, да, конечно, - сказал Женька, встал, наклонился над диваном и стал его раскладывать. Я уже был около его попки, которую начал мять, пальчиком проникая внутрь. Женька застыл, чуть отклячил попку и стал тереться ею об мой хуй. Я достал из кармана халата тюбик, выдавил немного крема прямо на Женькину дырочку и пальцем размазал его и вокруг дырочки и внутри ее. Потом сбросил халат, взял Женьку за бёдра, прижался грудью к его такой желанной спине, и вонзил свой хуй в податливую Женькину попку. Затем переместил одну свою руку на Женькину грудь, а другой взял его за хуй и стал гонять свой поршень в Женькиной кишке. Женька активно подмахивал, я дрочил его хуй в том же ритме и темпе, в каком ебал Женьку.
Минут через пять нашей ебли, Кирилл открыл ключом дверь, зашел и быстро дверь захлопнул. Мы продолжали ебаться, а я пригласил взглядом Кирилла присоединиться.
Кирилл молниеносно сбросил одежду, подлез под Женьку. Он снял мою руку с Женькиного хуя, и стал целовать Женькин живот. Плавно перешёл на лобок, поводил Женькиным хуем по своему лицу, а затем взял в рот головку хуя и стал, причмокивая, сосать. Женька стонал от возбуждения! Я ускорил темп, ебал Женьку на «весь хуй» - мои яйца звонко шлёпались о Женькину жопу. Кирилл яростно сосал Женькин хуй, а Женька уже взял хуй Кирилла в руку и дрочил его.
От такого перевозбуждения, от такой неожиданной ситуации, первым стал кончать Кирилл. Женька скомандовал ему:
- Кончай мне в рот!
Кирилл встал, а Женька захватил его хуй в рот, высосал всё и прошипел:
- Скорее бери мой хуй в рот, - я кончаю!
Кирилл быстро присел и успел «с первыми каплями» сомкнуть губы на Женькиной залупе. Тут стал кончать и я, простимулированный Женькиным оргазмом, при котором сфинктер стал лихорадочно сжиматься, выдаивая из меня сперму.
Вот ведь чудо: Практически всю ночь ебались с Кириллом! Я кончил, наверное, раза четыре - ведь не меньше! Не прошло и 12-ти часов, а у меня был такой запас спермы, как будто месяц не ебался!
Все трое, удовлетворенные, мы легли на диван рядом, стали гладить друг друга, нежно целоваться. Женька стал посасывать мой хуй, Кирилл ласкал Женькин живот, одновременно целуя меня взасос.
- Ух, какой кайф! - проговорил он. - Ну, парни, вы вдохнули в меня жизнь!
Потом помолчал и спросил:
- Женя, а у тебя хватит сил выебать меня?
- Конечно, хватит, и не на один раз. Только полежим чуток, - и впился страстным засосом в губы Кирилла.
- Жень, простимулировать тебя? - спросил я, направляясь своей рукой к Женькиному хую.
- Давай, через простату. - Ответил Женька.
Я ввёл свой средний палец в Женькино очко, нащупал бугорок простаты, и Женькин хуй стал подниматься. Через несколько секунд он был в полной боевой готовности.
- Кирилл, ложись на спину, - скомандовал Женька.
Кирилл лёг, поднял ноги, которые Женька прижал к своим щекам:
- Какая у тебя приятная кожа на ногах, и волосы на них пушистые, - сказал Женька, и, целуя икры ног Кирилла, стал вводить свой хуй в его попку. Кирилл подался вперёд, и Женькин хуй благополучно проскочил сфинктер.
- Прибыли на место, - прошептал Женька, наклонился вперёд, лёг своей волосатой грудью на волосатую грудь Кирилла, впился губами в его губы, и так, в страстном засосе, стал медленно, но постепенно разгоняясь, страстно ебать Кирилла.
Я с удовольствием наблюдал эту картину. Через несколько минут Женька, не прекращая ебли, скомандовал мне:
- Петруш, воткни мне.
Я тут же пристроился к Женькиной попке, и уже во второй раз за этот час ввёл в неё свой хуй по самые яйца. Сразу вошёл в ритм и стал ебать Женьку.
Ноги Кирилла были на Женькиных плечах, а ступни - у моего лица. Я стал целовать щиколотки, от которых пахло ароматным дезодорантом - значит, Кирилл готовился к нашему свиданию. Потом, не прекращая ебли, я пролез рукой между животами моих любовников, захватил напряжённый хуй Кирилла и стал его дрочить.
Ебля уже была неконтролируемой! Женька страстно целовал Кирилла в губы и яростно гонял свой хуй в его попке, я ебал Женькину жопу и дрочил хуй Кирилла, при этом сося и покусывая икры его ног. И тут наступил ОРГАЗМИЩЕ у всех троих сразу! Женька влил в жопу Кирилла не меньше литра спермы, я - почти столько же выстрелил в Женьку, а Кирилл своей спермой залил всё пространство между ним и Женькой!
Мы «рухнули» друг на друга. Я уже целовал Женькин затылок, его шею, спину, потом перешёл к попке, засосал его анус, из которого вытекала моя сперма.
Женька стал вылизывать сперму с груди Кирилла, добрался до его хуя, который он вылизал и высосал. Теперь была очередь Кирилла. Он уложил Женьку на спину и стал облизывать, обсасывать волосатые грудь и живот Женьки, «промыл» всё пространство, забрызганное спермой, засосал Женькин хуй и долго нежно его сосал. Я в этот момент своим хуем пристроился к Женькиному рту - он облизал его и обсосал до чиста.
Обессиленные, но «вычищенные», мы опять легли рядом.
- Писать захотелось, - сказал Женька.
- В углу - рукомойник, - сказал Кирилл.
Мы по очереди подходили к рукомойнику, писали, потом мыли руки, хуи, а Женька, включив горячую воду, максимально наклонившись над рукомойником, намылив свою волосатую грудь, основательно промыл её. Затем, взяв из-под рукомойника тряпку, протёр вокруг пол, который, конечно же, был мокрым от брызг.
Мы с Кириллом наблюдали за этим, лаская хуи и яйца друг другу.
- Петруш, - обратился ко мне Женька, - ты один остался у нас неёбанным!
- А ты ещё можешь? - спросил я.
- Можно, конечно, но, быть может, Кирилл хочет? А, Кирилл? - спросил Женька, и добавил: - а я посмотрю, а быть может, и помогу.
Кирилл явно не ожидал такого великодушия и очень обрадовался.
- Ребята, я только схожу, сделаю обход. Там у глазников надо послушать больную. А вы пока поужинайте, я вам еду принёс. Потом приду. Кстати, Женя, ты здесь можешь остаться, нас не проверяют. Так что мой диван - в нашем распоряжении. - С этими словами Кирилл вышел.
Мы, не одеваясь, сели за ужин. Были котлеты с макаронами, - уже остывшими, но нас это не волновало, был компот. В углу стоял электрический чайник, а в шкафу - чашки, чай, сахар и печенье.
- Я же тебе там передачку принёс! - воскликнул Женька.
- Сейчас принесу, сказал я, надел халат, подошёл к двери, прислушался, не ходит ли там кто, и, сказав: - Я «поцарапаюсь», а ты мне откроешь, - вышел из ординаторской. В палате лежал пакет с фруктами, вкусными булочками, конфетами, пакетами с соками. Я всё это забрал и пошёл к ординаторской, по пути зайдя в сестринскую:
- Лида, я пойду, провожу приятеля.
- Да иди куда хочешь! Процедур у тебя нет, ты здоровый! А я сейчас пойду в женское отделение. Увидишь доктора, скажи, что я там. Понадоблюсь, - пусть позвонит.
Во как! Отделение совершенно пустое! Ебись хоть в каждой палате!
Я вернулся в ординаторскую и прыснул от смеха:
Женька, абсолютно голый, стоял с толстой книгой «Инфаркт миокарда» (а он уже учился в медицинском институте) и внимательно читал её, переминаясь с ноги на ногу, при этом хуй его раскачивался как маятник.
Я подошёл к нему, взял его хуй в руку:
- С тебя можно скульптуру античную лепить.
Женька, прильнув своими губами к моим, сказал:
- Отпусти хуй, а то я возбужусь и выебу тебя раньше Кирилла, которому ты обещал.
- Ну и выеби, я ведь не устанавливал очередности.
Женькин хуй подскочил.
- Ложись.
Я лёг на спину - это в нашем с Женькой сексе любимая поза: я очень люблю, когда Женька трётся своей волосатой грудью об мою, люблю с ним целоваться во время ебли, люблю смотреть на его лицо, когда он кончает.
Женька встал на колени, задрал мои ноги, положил себе на плечи, приподнял мою попку, уложил её на свои ноги, выдавил из тюбика крем на мой анус, хорошенько обработал его сразу тремя своими пальцами, достав до простаты, отчего мой хуй сразу встал. Потом попросил:
- Направь мой хуй своей рукой.
Я выполнил его приказ и сам насадился на его, такой любимый мною, хуй.
Женька стал меня ебать сразу жёстко, размашисто. Он распластался на мне, приятно щекоча своими волосами мою грудь, впиваясь губами в мой рот. Языки наши выплясывали какой-то безумный танец, а мой хуй приятно тёрся о Женькин шерстяной живот.
Минут через десять нашей ебли вошёл Кирилл:
- Красота! - прошептал он и стал быстро раздеваться.
Женька, не прекращая ебли, сказал:
- Не спеши, я сейчас подготовлю для тебя шёлковый путь, ты сразу меня сменишь в Петрушиной попке, - и он стал широкими сильными движениями ебать меня, гладя руками мою голову, волосы, плечи, целуя во все доступные места. Потом он ускорил темп и застыл, содрогаясь своими ягодицами, выплёскивая струи спермы в мою кишку. Потом на несколько минут распластался на мне, не вынимая хуя, сделал ещё несколько медленных качков и вышел из меня со словами:
- Всё! Шёлковый путь готов! Петруша, выдержишь?
- С удовольствием, - сказал я.
Кирилл приблизился к дивану, его вставший хуй раскачивался из стороны в сторону.
- Подожди, - сказал Женька, я тебе его подготовлю, - при этом он взял в рот головку Кириллова хуя, оголил её, хорошенько обсосал, обмочил слюной, - теперь никакая смазка не понадобится, еби смело, - и Женька сел на стул, наблюдая, как Кирилл начинает меня ебать.
Кирилл захотел, чтобы я встал на колени, чтобы войти в меня сзади.
Словом, это был не последний сеанс ебли в этот день. До одиннадцати часов мы выебали друг друга по два раза, втроём ебались один раз. После отбоя я отправился к себе в палату, сказав, что к часу ночи вернусь. Когда я пришёл в ординаторскую, мне открыл дверь Кирилл, хуй которого стоял как столб.
- Заходи скорее, мы сейчас закончим, - сказал он, вернулся к Женьке, лёг в позу 69 и они продолжили свой минет.
Я не смог удержаться, сбросил одежду и пристроился к попке Кирилла, промазал кремом его анус и ввёл свой хуй до упора. Минут двадцать мы ебались в этой позе! Я размашисто гонял свой хуй в Кирилле, целуя его при этом в щёку, одновременно целуя и Женькин хуй, который ходил на всю длину во рту Кирилла; Женька, сося хуй Кирилла, одновременно ласкал руками и его, и мои яйца, а Кирилл, сося Женькин хуй, своими пальцами ебал Женьку в попку.
Ебаться мы закончили в четыре часа утра! Заснули втроём в объятиях друг друга и проспали до шести часов.
Кирилл встал, разбудил меня и говорит:
- Иди в палату, я пойду в обход, а Женька пусть спит здесь. Когда будет завтрак, я его разбужу.
Мы с ним поцеловались, я еще раз вставил Кириллу в рот свой хуй, который он с удовольствием пососал, после чего я отправился в палату.
В коридоре никого не было, медсестра спала в своей комнате, я незамеченным дошёл до палаты и рухнул в сон.
Воскресенье Женька целый день пробыл у меня в больнице. Кирилл тоже не стал уходить домой, даже предложил дежурному врачу подменить его. Тот, естественно, согласился, но ушёл не сразу, а ещё сделал какие-то свои дела.
Но уже после обеда ординаторская была опять в нашем распоряжении, где сначала выебали друг друга Кирилл с Женькой, потом я выебал Женьку, а он сделал мне минет, потом снова зашёл Кирилл и отсосал у Женьки.
А в шесть часов пришёл ещё один посетитель - Сашка, давний любовник Женьки и мой. И всё началось сначала! Сашке очень понравилось сосать у Кирилла, а Кириллу понравилось ебать Сашку.
Сколько раз мы ебали друг друга в эти сути, я никак не могу подсчитать. Похоже, мы кончили по девять раз! Такое возможно, конечно же, только в 19 лет!
На ночь мои мальчишки ушли домой. Кирилл остался дежурить опять. Пришёл ко мне в палату около 12-ти часов, пососал мой хуй (ебаться уже сил не было!), потом дал пососать мне, потом мы долго целовались и ласкали друг друга, а потом Кирилл сказал:
- Слушай, Петь, а ведь я уже понял, как я «откошу» тебя от армии!
- Как?
- А зачем тебе знать? Я завтра напишу заключение, которое пойдёт в военкомат. И тебя освободят под чистую!
Так и вышло. Через неделю в военкомате мне выдали «белый билет». С Кириллом мы сразу же «отметили» это событие. Он привёл меня в свободную квартиру своего товарища (тот был в командировке), мы разложили огромный диван, разделись догола, стали ласкать друг друга. Поебались всласть, а потом я позвонил моему другу-любовнику Славке, жившему в двух шагах от нашего «траходрома», - тот, на удачу, был дома.
- Славик, есть «маза» поебаться втроём! - сказал я.
Славка прибежал тут же! Мы с Кириллом встретили его в белых халатах на голое тело. Я облапил Славку, поцеловал его взасос, представил Кириллу:
- Для знакомства - целуйтесь, а я посмотрю, как вы это делаете.
Славка очень красивый, «накаченный» парень, сразу приглянулся Кириллу. Тут же, в прихожей они стали целоваться. У Кирилла хуй встал, а Славик тут же этот хуй оприходовал: он взял его в руку, стал потихоньку «наяривать». При этом они с Кириллом продолжали целоваться. Я, естественно, спокойно смотреть на это не мог, подошёл к Славке сзади, стал его раздевать. Расстегнул ремень, молнию, стащил с него штаны вместе с трусами, расстегнул рубашку - Славка механически помогал мне, - раздел его догола. Кирилл уже сбросил на пол свой халат. И вот, два красивых парня стоят в прихожей, трутся голыми телами, трутся своими хуями, страстно целуются взасос, а я, обняв их, глажу их попки, вставляю между ними свой, налившийся кровью, хуй, и ебу пространство между их животами. Они ещё сильнее прижимаются друг к другу, зажимая мой хуй, который уже соприкасается и с их хуями. Я, продолжая «ебательные» движения, засовываю пальцы своих рук им в задницы. Вот этого они уже почти не выдерживают, и Кирилл командует:
- Пошли на диван.
С торчащими хуями мы влетаем в комнату, валимся на широченный «траходром», ребята ложатся в позу «69», а я пристраиваюсь к Славкиной спине, смазываю его анус кремом и втыкаю в него хуй по самые яйца. Славка начинает мне подмахивать, тем самым учащая еблю Кирилла в рот, Кирилл неистово ебёт Славкин рот - так продолжается минут двадцать! Кончаем все трое бурно, сперма стекает с губ парней, а я, продолжая ебать Славку, умудряюсь слизывать с его губ сперму Кирилла. Потом мы затихаем, ложимся трое рядом, ласкаем друг друга, нежно целуемся, руками мнём друг другу хуи.
Мы дружим и сейчас. Кирилл переебался со всеми моими любовниками (а их не менее десяти!). Часто я приезжаю к нему, тогда мы ебёмся «по чёрному»: сосем друг у друга, ебём, «жарим» жопы друг друга, зовём своих друзей - ебёмся втроём, вчетвером. А уж как целуемся! Приходил Кирилл и ко мне. Программа та же: Ебёмся. Целуемся. Но ещё слушаем музыку и вместе читаем любимые книги.
С тех пор прошло почти 35 лет. Я живу уже в Москве. Но время от времени полковник медицинской службы Кирилл приезжает ко мне. И мы опять целуемся, ебёмся - любви все возрасты покорны! А если учесть, что он сохранил интимные отношения с моими ленинградскими одноклассниками-любовниками, что познакомился с моими новыми, совсем молодыми, любовниками, что мы вместе устраивали оргии, и двадцатилетние парни с наслаждением и страстью ебали почти 60-летнего полковника (сохранившего, кстати, великолепную фигуру и потрясающую потенцию), а он при мне ебал их, они сосали хуи друг друга, то…
Женька, закончив медицинский институт, женился. Женился и Сашка. Их жёны прекрасно всё про них знают, и не только не осуждают и не ревнуют, но даже одобряют гомосексуальные отношения своих мужей, справедливо считая, что они - не объект для ревности. У Женьки родились трое детей - два сына Костя и Алексей, и дочь Ирина. А недавно женились и Женькины сыновья. Кстати, Костя унаследовал от отца бисексуальность. Когда приезжает ко мне, ночует обязательно и вся ночь проходит у нас в сексуальных утехах. Он, как и его отец, совершенно не закомплексован, любит в сексе всё, особенно ему нравится ебать меня на спине, чтобы ноги мои были на его плечах, и чтобы он мог достать губами мои губы, а когда выпрямляется и ебёт жёстко, то обязательно дрочит мой хуй, а потом высасывает всю мою сперму. Я же очень люблю сосать его 22-х сантиметровый хуй. Он ебёт меня раза три-четыре, а я его - уже один раз.
С Сашкой в Ленинграде Женька встречается часто. Встречается с ним и Костя, и очень любит поебать друга своего отца. Сашка, правда, уже жалуется, что «не может соответствовать», но всё же на два раза в «сеанс» его потенции хватает.
Женился и Славка. Тоже удачно. И родил двух девок.
И только мы с Кириллом живём «бобылями». Женщин любим, как подруг, в одетом виде. И никогда не мечтаем о них в своих постелях.
Я человек не ревнивый. Люблю всех своих любовников и их любовников. А когда удаётся встретиться с ними всеми, то мы устраиваем такое!!!!






Комментариев к сообщению: 0  Комментарий  
  #4  
Старый 19.11.2011, 08:00
News вне форума News

Местный - Neighbor


European Union
Gay pirates Гей пираты
Регистрация: 19.06.2011
Сообщений: 1,571

Total 'Thanks' Received by This User = 0 за это сообщение
20 всего

Репутация: 119


По умолчанию

"Армейское крещение"






Первые месяцы, когда Сергей служил в армии, как это обычно и бывает, ему приходилось испытывать унижения и издевательства от «дедов». Но это не вызывало в нем сильного внутреннего протеста, как у других. Исполнение чужой воли и мученическая поза его сильно возбуждали, и ему особенно нравилось, когда при этом за ним кто-нибудь наблюдал. Конечно, он боялся обнаружить свои наклонности, оказывая для вида сопротивление, но в глубине души все ждал, когда же наконец эти унижения приобретут так желанную для него сексуальную окраску.
Однажды рядом с ним «деды» наставляли его сослуживца, такого же, как он, «карася». Когда один из них, скорее всего случайно, заехал ему по уху локтем, то, повинуясь какому-то безумному внутреннему позыву, Сергей не задумываясь пнул того в зад, так что он уткнулся лбом в одного из своих приятелей. Вдобавок в его адрес было отпущено несколько нелицеприятных выражений. Лица «дедов» вытянулись в злобном возмущении. За такую неслыханную дерзость Сергею тут же разбили нос, но этим, безусловно, дело не могло ограничиться. Его поступок, наверно, был слишком вызывающим.
Чуть позже Сергея заманили на склад, где никого не было, и когда он увидел четверку здоровяков во главе в «обиженным» утром, то понял, что сейчас ему будет совсем не сладко. Они окружили его, стращая угрозами и упиваясь его страхом перед ними, а выкурив по сигарете и наговорившись для заводки, приступили к действию. Внезапно один ударил его в живот. От неожиданности Сергей согнулся, у него перехватило дыхание. Двое схватили его за руки, резким движением ему расстегнули и спустили до пола штаны. Не успел он о чем-то подумать, как оказался стоящим на коленях и положенным грудью на табуретку, сверху на него сели, отчего дышать стало тяжело, а чья-то рука властным движением задрала его робу и тельняшку высоко на спину. Его оголенный зад обдало холодком, ляжки и поясница задрожали в волнительной лихорадке.
- Какая славная жопа. Никто не хочет его трахнуть?
Они громко засмеялись. Если бы они не были сильно увлечены его позой, то увидели бы, как предательски начал напрягаться его член. Руки были свободны, и Сергея так и подмывало потянуться к нему под табуретом, однако он испугался, что его возбуждение заметят - тогда затерроризируют окончательно и в глазах друзей он предстанет жалким посмешищем.
Сергей увидел, как один из них взял в руки палку от сломанной швабры и встал сбоку. Его ягодицы будто ощутили на себе возбужденный взгляд и издевательскую ухмылку на губах.
- Сейчас будем тебя учить хорошим манерам.
Повернув голову, он заметил, как тот широко размахнулся, а затем раздался суровый шлепок, и его зад обожгло сильным и резким ударом. Он ощутил, как его попа вся задрожала, а потом инстинктивно сжалась в напряжении. Лицо сморщилось в страдальческой гримасе и изнутри его вырвался тихий протяжный стон.
Глядя на его реакцию, они заметно оживились и стали лупить его по очереди.
По-видимому, это было веселым представлением. Он и сам раньше часто рассматривал себя сзади в зеркало, и теперь живо представлял себе свою благородную попу, сокрушаемую безжалостными ударами и служившую предметом для забав лихой компании. Кто-то из них стоял спереди и смотрел свысока, как он кряхтел, отчего Сергей еще больше кривил рот, изображая нетерпение. Очень скоро удары действительно стали приносить резкую боль. Казалось, его зад прижигали горячим металлом, так что он стонал после каждой встречи с палкой, слыша шлепок в такт размеренным взмахам очередного наказующего. Имея некоторую свободу движений, он переминался на коленях, и эти шевеления, безусловно, еще сильнее возбуждали их азарт.
Удары сыпались один за другим, он уже стал бояться того момента, когда не сможет терпеть боль. Ладони бесцельно возили по полу и хватались за ножки стула. Но возникшие впечатления поглощали в себе все остальное. Склонив голову, он наблюдал, как между ног трясется его сжавшаяся от напряжения писька, в любой момент готовая распрямиться во весь свой богатырский рост.
Лупили его минут двадцать. Когда он уже стал изнемогать от напряжения, они остановились, решив, что с него хватит. Один из них, защемив его нос между пальцев, резко запрокинул наверх его голову.
- Это тебе маленькое наставление, чтобы ты знал, кому тут надо подчиняться. А будешь выебываться, закончишь службу калекой. Понял?
В ответ Сергей промычал что-то невразумительное. В этот момент кто-то намеренно сильно хлопнул его по заднице ладонью. Его скривившееся от неожиданной боли лицо раззадорило их с новой силой.
- Давай засунем ему в зад окурок.
Предложение им очень понравилось. (Еще рассказы - на xgay.ru). С нескрываемым удовольствием они обступили его сзади, радуясь замечательной идее для нового способа издевательств. Кто-то встал ему прямо на ноги, так что он теперь не мог даже пошевелиться. Его пылающая задница по-прежнему оставалась в центре повышенного внимания. Две проворные ладони легли сверху на его ягодицы и с усилием широко их раздвинули. Сергей почувствовал, как четыре пары глаз с садистским любопытством уперлись в его совершенно беззащитный анус.
Сначала они только вставили ему в попу окурок, слегка покручивая и медленно заглубляя его в заднепроходное отверстие. Потом, полюбовавшись зрелищем, резко надавили на него, и тот полностью вошел ему внутрь. В попе почувствовалось присутствие инородного тела, и его возбуждение стало стремительно нарастать - настолько его желания и действительность совпали во всех нюансах происходящего.
- Давай еще, - давясь от смеха, не унимался кто-то. И вот второй окурок, но уже с некоторым трудом, пошел вслед за первым. Его вставили на глубину фильтра и оставили торчать концом наружу. Теперь им захотелось его поджечь. Чиркнула зажигалка, и в следующий миг возле нежных участков кожи Сергей почувствовал теплоту пламени. Он живо представил себе маленький фитилек бикфордова шнура, медленно подбиравшийся к эпицентру его страсти.
Поначалу ничего не происходило. Но затем они отпустили его ягодицы, те сомкнулись возле тлеющего окурка, и горячий пепел хабарика стал обжигать кожу. Причем не было возможности помешать этому. Сергей заерзал как мог и от боли начал стонать. Но тут же к его губам был приставлен здоровенный кулак:
- Молчать, сука. Будешь выть, выбьем зуб. Понял?
Сергей умолк, продолжая морщиться и ерзать, пока эту маленькую прижигалку не убрали. При этом чьи-то пальцы будто специально возили по его промежности и задевали яички, отчего нахлынувшее на него возбуждение сдержать уже никак не удавалось. Ему это безумно нравилось. Он понял, что теперь точно выдаст себя со всеми потрохами, но противостоять тому, о чем неоднократно представлял в своих фантазиях, уже не мог.
Заглянув сбоку, они вдруг обнаружили его мгновенно напрягшийся в полную силу, торчащий колом член и загоготали как ненормальные.
- Вот это да. Тебе, наверное, понравилось? Смотри, как он прибалдел, - и один из них бесцеремонно схватил его пенис рукой. Это была жесткая рука повелителя.
Теперь у них и в мыслях даже не было его отпустить. Покорность унижению уже читалась в его глазах, а в ответ он видел в них тягу во что бы то ни стало усилить впечатление.
Сидящий на нем встал и пнул его ботинком в больной зад. Приказано было подняться, но он не торопился, изображая из себя побитого. После повторной команды последовал пинок в бок, и он свалился со стула.
Надеть штаны ему не дали. В следующую секунду его уже крепко держали за руки, обхватив шею. Прямо перед своим носом он увидел свисающий из-под робы игривый, толстенький половой орган.
- Теперь попробуй этого. Ну, давай, - говоривший залупил головку члена и ткнул ею в его губы. На них осталась влага, а в нос ударил опьяняющий запах выделяемого секрета. Некоторое время Сергей еще изображал неприятие, но почувствовав, что ему безумно этого хочется, что его так и подмывает сделать это, он быстро сдался и лизнул выставленную ему головку широким и сноровистым движением языка, как мороженое. А потом забрал член своего мучителя полностью в рот. Парень задвигал корпусом, его толстая штука, тут же отвердевшая как дровина, стала проникать в глотку Сергея все глубже и глубже. Он давился, и они смеялись, давали ему немного отдышаться, а затем, крепко держа его голову, снова старались запихнуть ему в рот поглубже.
Трахали его по очереди, так что он смог со всеми нюансами оценить их мужские достоинства, уникально различавшиеся индивидуальным прикидом и даже как будто отражавшие в себе настроение своего хозяина. Он дышал как ненормальный, по подбородку текла слюна. Словно утомленный в пустыне, он добрался наконец до живительной влаги. Залупы теперь мелькали у него в глазах как на ярмарке.
Губы и язык устали сосать, но их удовольствию не было предела. Кульминация наступила неожиданно, когда главный из них после некоторого напряжения усиленно задвигал у Сергея перед носом и обильно кончил ему в лицо. Сперма попала ему в глаз, что вызвало у них очередную порцию веселья. Он еле сдержался, чтобы не лизнуть ее языком, с ужасом подумав, что потом его будут кормить этим постоянно все, кому не лень.
Навеселившись вдоволь, они дали ему пинка под зад и отпустили. Он уже точно знал, что с этого дня для него все еще только начинается.





Комментариев к сообщению: 0  Комментарий  
  #5  
Старый 19.11.2011, 08:00
News вне форума News

Местный - Neighbor


European Union
Gay pirates Гей пираты
Регистрация: 19.06.2011
Сообщений: 1,571

Total 'Thanks' Received by This User = 1 за это сообщение
20 всего

Репутация: 119


По умолчанию

"Плата за риск"






Егор сидел на скамейке, нетерпеливо посматривая по сторонам. Небо затягивала серая пелена. Похоже, собирался дождь. Он увидел приятеля в дальнем конце двора, когда прошло уже минут пятнадцать после назначенного времени встречи.
«Идет, красавец . И даже не торопится», - подумал он, глядя на сумрачный вид друга, медленно вышагивающего к нему по протоптанной в траве дорожке.
Виталик был явно чем-то озабочен, не улыбнувшись и скучно протягивая руку.
- Привет. Чего опаздываешь? - поздоровался Егор.
- У меня проблема.
- Серьезная?
- По поводу денег…
Судя по всему, разговор предстоял непростой.
- Мне нужна отсрочка на месяц . Я отдам тебе все через месяц и плюс десять процентов сверху. Идет?
- Ты что? Я не могу так долго ждать. Сумма не малая, и деньги не мои. Как мне объясняться с мужиками? Что у какого-то Виталика что-то там не срослось?
«Этот парень определенно создан для того, чтобы портить настроение, - подумал Егор. - Не надо было с ним связываться. Наверное, соблазнился его пижонистым видом и симпатичной мордашкой».
- Ну давай, пятнадцать процентов сверху?
- Нет.
- А двадцать?.. Хорошо, давай плясать с другой стороны. Ведь если я предложил бы тебе вернуть через месяц вдвое больше, чем занимал, ты ведь согласился бы?
- Причем тут согласился или не согласился. Речь не о процентах. Я же говорю тебе, что деньги не мои. Меня из-за тебя просто выкинут из дела. Это в лучшем случае. А то еще заставят продать автомобиль, или квартиру. Зачем мне такие потрясения?
- Но у тебя же есть друзья с хорошим достатком, займи у них.
- Ну ты, блин, отмочил. Ты предлагаешь свои проблемы сделать моими?
- Нет, Егор, я не это хотел сказать. Я просто прошу тебя помочь мне. Поверь, если бы не такая серьезная ситуация, я бы тебя не просил. Когда я у тебя занимал, мне казалось, что я совсем не рискую, но я не учел очень важных обстоятельств.
Он был серьезен и мил. По-деловому прямо он выложил ему главную препону на пути возвращения долга.
«А ведь парню действительно можно помочь. Причем мне это доставит огромное удовольствие», - его не то чтобы осенило, но, как он замечал и раньше, сообразуясь с его природной сметливостью, пришло ему в голову в самый нужный момент.
Он выдержал небольшую паузу, невольно любуясь, как Виталик, в ожидании приговора, виновато переминается с ноги на ногу.
- Знаешь что… Я вот о чем подумал. Я дам тебе отсрочку на месяц, без процентов, если ты окажешь мне одну небольшую услугу.
- Какую? - Виталик насторожился, приготовившись услышать для себя что-то неприятное.
«Он не прост, черт возьми, - пронеслось в голове Егора. - Но этим он мне в конце концов и нравится».
- Видишь ли… - Егор запнулся. Для подобных заявлений надо было собраться с духом. - Я об этом никому не говорил, но сейчас самое время… Если ты дашь мне возможность выпороть тебя ремнем по голой заднице, то проблема с отсрочкой платежа будет решена для тебя полностью.
- Ты что, любитель садомазо?
- Да.
- Ничего себе. Несколько неожиданно, - у него был озадаченный вид. В другой раз от такого дикого предложения можно было бы запросто отмахнуться, но в сложившихся обстоятельствах приходилось принимать во внимание и подобные заявы.
Начав с главного, Егор стал понемногу надавливать:
- Об этом никто бы не узнал. Только ты и я. И тебе это ничего бы не стоило. Подумаешь - порка. Как в детстве. Некоторым даже нравится.
- Ну да, я знаю. Но для меня это как-то…
- Слишком унизительно?
- Ну, и это тоже… И как ты себе все это представляешь?
- Очень просто. Приедешь ко мне на дачу. Разденешься до гола, ляжешь на диван, и я отвешу по твоей славной попе 50 горячих вот этим вот ремнем. Задница у тебя раскраснеется, как помидор, немного поболит, а потом от всего этого останутся лишь одни воспоминания.
- Ты же потом разболтаешь об этом на всю округу.
- Вот. Я думаю, это самое главное, что тебя страшит. Но можешь не беспокоиться. Чтобы я никому не смог об этом рассказать, я возьму у тебя в рот, доведу тебя до оргазма и отсосу. Я это тоже очень люблю.
- С ума сойти.
- Мальчик ты замечательный, так что я бы испытал от тебя огромное удовольствие. Ну что, согласен?.. Или будем разбираться с тобой по-другому?
Виталик не знал, что сказать. Даже если бы он внутренне поддался на уговоры, произнести вслух «да» казалось ему настоящим безумством.
- Я могу подумать до завтра?
Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза: один с разгорающейся страстью, другой с растерянностью и опаской во взгляде.
- Завтра утром - или деньги, или твое согласие. Третьего не дано. Все. Иди думай и настраивайся.
Егор, ухмыльнувшись, зашагал по своим делам. Пройдя несколько метров, он обернулся и увидел, как в противоположную сторону уходит стройный парень в сексуально облегающих тело джинсах и загорелся предвкушением действа.
«Неужели мои фантазии превратятся в реальность? Как подфартило с Виталиком. Кто бы мог подумать?» Поистине отщелкать по мягкому месту самовлюбленного 20-летнего юношу, ни разу не поротого и воспринимающего это как унижение и посягательство на свое человеческое достоинство, - это было бы верхом наслаждения.
* * *
Виталик позвонил уже через час:
- Егор, я согласен. Но только на то, о чем ты говорил. Ничего другого, хорошо?
- Не волнуйся, я ничего другого и не имел в виду. Когда ты сможешь приехать?
- В субботу после двух.
- Хорошо. В два тридцать я буду тебя ждать.
- Мы будем одни?
- Ну конечно.
- Ладно, пока,- он отсоединился.
В этот момент Егор возликовал.
* * *
День выдался солнечный, и оттого предстоящее мероприятие, нетерпеливым ожиданием которого Егор жил последние несколько часов, казалось ему настоящим праздником. С кем-либо из своих партнеров по теме это было бы не столь интересно. Но поиграть с молодым пижоном, симпатичным воображалой, каким ему виделся Виталик в компании друзей, Егор жаждал всем нутром.
Его возбуждала некая двойственность положения своего героя - вполне респектабельного юноши, как он себя наверняка представляет, с одной стороны и жалкого субъекта, будто проигравшего в карты последние штаны, с другой.
Виталик вошел медленно, движения его были скованны, а вид был такой же удрученный, как в прошлый раз. Так не хотелось ему терять независимость, пусть даже в мелочах и на время. С этой минуты он понимал, что себе уже не принадлежит.
- Ну, здравствуй. Как настроение? - Егор протянул руку, и они поздоровались как ни в чем не бывало.
- Нормально.
- Хочешь рюмку коньяка?
- Нет, спасибо.
Егор плотно закрыл все двери и окна, задернул шторы, затем взял Виталика за руку и вывел на середину комнаты. Сам сел на диван, закинув ногу на ногу:
- Здесь нас никто не увидит и не услышит.
Словно удостоверяясь в правдивости его слов, Виталик осмотрелся по сторонам.
- Ну что, давай раздевайся. До трусов и не очень быстро. Трусы я сниму с тебя сам.
- Это что будет, стриптиз? - Виталик натужно улыбнулся, на что получил спокойный ответ учителя, растолковывающего ученику правила задачи:
- Я бы хотел, чтобы это наиболее близко было похоже на стриптиз. Ты можешь стесняться своих действий и своего вида, но теперь было бы глупо не удовлетворить такую пустяковую просьбу.
Виталик аккуратно снял футболку и плавным движением стал расстегивать ширинку. Стриптизер на самом деле получился бы из него классный. Это было видно по манерам, которые при желании можно было бы запросто направить в нужное русло.
Юный торс с еще не принявшими упругую форму, но хорошо обозначенными мышцами груди, порозовел то ли от жары, то ли от переполнявших его эмоций. Не говоря о щеках, которые уже пылали двумя яркими пятнами, выдавая напрочь все, что творилось у него внутри.
Как только был расстегнут пояс и показалась серая ткань трусов, Егор его притормозил:
- Подожди, остановись ненадолго. Засунь обе руки в штаны и прикрой ими член.
- Зачем это?
- Так надо. И обхвати его плотнее, как будто его хотят у тебя оторвать.
Виталик опять улыбнулся и сделал, как его просили. Картина была восхитительной. Одним взглядом выдавая прикосновение к своему драгоценному органу, он еще не проникся осознанием игры и, наверное, внутренне негодовал, что вынужден выступать жалким позером по вящей прихоти простого знакомого. Но, столкнувшись с исполнением однозначно сексуальных заказов, с тем, чем ему не приходилось заниматься при свидетелях, уже пробовал играть.
- Теперь повернись ко мне задом и покачай бедрами. Давай, давай, из стороны в сторону, как будто танцуешь.
Его круглые аккуратные ягодицы, теперь плотно облегаемые джинсами, заразительно задвигались, притягивая к себе взгляд.
«Вот они, совсем рядом. И уж я постараюсь, чтобы они расцвели у меня на глазах алыми маками».
Виталик повернул голову:
- Долго еще?
- Думаешь, быстрее бы к делу, да? Чтобы все закончилось?
Хлопнув ладошкой по его попе, Егор зашел к нему спереди:
- Сейчас начнем. Будет интересно. Разувайся и снимай джинсы.
Виталик снял кроссовки и носки, потом джинсы. На нем остались красивые дорогие трусы, сексуально выделяющие гениталии и очерчивающие неподражаемую форму попы. Остановившись взглядом на Егоре, он замер в ожидании.
«Приоделся для меня, чертенок. Молодец. Трусы-то явно не дешевые и очень ему идут. А пенис уже слегка поднапрягся, это видно. Значит мои уроки еще не проходят даром».
- Ну вот он, этот момент, - Егор нарочито медленно, как бы издевательски, подошел к Виталику вплотную и уловил его неровное дыхание. - Спустить трусы - простое дело. Но где и как, вот в чем вопрос.
Виталик был вынужден слушать его болтовню. Наверное, это его раздражало.
- Ведь я не девушка твоя, и то, что с ней вызвало бы волнительность и трепет, со мной беспокоит по-другому, - он медленно опустился перед ним на колени. - У меня и цели-то совсем другие.
Смотря на Виталика снизу вверх, Егор, бережно касаясь, провел ладонями по его ляжкам, добрался до пояса и засунул пальцы под резинку трусов.
- Наверное, и предположить не мог, чем все закончится, когда шел на встречу со мной прошлый раз.
- Да уж.
Егор тихонько потянул трусы вниз, обнажив сначала кудрявые заросли на лобке, потом ровный упругий стволик члена и затем всю композицию, гордо открывшуюся перед самым его носом во всей красе. Тут же увидев, что кончик члена его визави слегка увлажнен, он уловил характерный запах выделяемого секрета, пьяным дурманом ударивший ему в голову.
«Уже потек, красавчик. Этот парень определенно не промах. Он, пожалуй, думает, что я тут же брошусь сосать его письку до самозабвения и уже готов к этому. Нет, дорогой, я тебя еще помариную. Папа знает, как надо выполнять домашнюю работу. Сначала назидание, потом ласка».
Егор поднялся с колен, положил трусы Виталика на стул, прошелся вокруг него, словно разглядывая экспонат в музее, потом встал напротив и скрестил на груди руки. Несколько секунд оба молчали. Егор наслаждался видом голого юноши и в то же время будто изучал его состояние, силясь уловить мельчайшие отголоски его мыслей.
Достойный взгляд, горделивая стройность осанки, но все это, как Виталик ни старался, не могло скрыть присутствовавшую в его виде стыдливость. Самое неприятное было для него то, что приходилось ждать. Зависимость от прихоти стороннего наблюдателя, бесцеремонно разглядывающего его член, молодые бедра и ягодицы, словно у будущего порногероя, становиться которым он не собирался, задевала его за живое, и Егор чувствовал его настроение, которое должно было стать главным залогом торжества реализуемого плана.
Наконец, Виталик не выдержал:
- И что теперь?
Хотя, что последует дальше, он почти на сто процентов мог предположить точно.
- Теперь можешь представить себе, что ты один из учеников дореволюционной российской бурсы, которых секли нещадно за любую провинность, - Егор указал рукой на диван, и Виталик лег на него животом вниз. - Между прочим, исполняли наказание свои же одноклассники, специальные дежурные, и на глазах у всего класса. Забавно, правда?
Егор сложил и скатал валиком байковое одеяло.
- Ну-ка, приподними зад.
Он подложил одеяло Виталику под пояс, отчего попа его стала возвышаться ровным холмиком, выразительно очерченным на фоне темного покрывала дивана.
- Или можешь представить, что тебя в детстве воспитывает суровый отец. Мне кажется, если что-нибудь представить, то будет не так досадно подвергаться порке.
Виталик лежал молча, тупо и отрешенно глядя перед собой. Теперь он наиболее остро чувствовал, в какой дурацкой ситуации оказался. Его волновал и сам процесс: больно это или не очень? как он вытерпит, если больно? - и то, чем все это обернется для него потом.
А Егор, возбужденный увиденным, приближал начало экзекуции со все возрастающим волнением. Надо ли говорить, что очаровательный вид стройной фигуры Виталика, симпатичной оттопыренной попки, будто ждущей с нетерпением своего ремня, гладкой и нежной кожи, никогда не испытывавшей издевательских ударов неприятеля, всколыхнули в нем невообразимую лавину эмоций. Сейчас он был заряжен настолько, что не мог спокойно говорить. Частые сексуальные фантазии его были сконцентрированы теперь в одном эпизоде, главную роль в котором играл красивый, девственно чистый и богатый своими особыми ощущениями юноша.
Слегка выпуклые задние поверхности его бедер плавно, без складок, переходили в ягодицы, два полушария которых блестели глянцевым отливом в рассеянном свету комнаты. Кожа их была белой и, наверное, чувствительной. Ровная спина, по-детстки выпирающие на ней лопатки и вытянутые, еще не набравшие вес мышцы голеней придавали его виду необычайно милую сексуальность. (Еще рассказы - на xgay.ru).
Егор наблюдал его несколько секунд. Затем, не выдержав, сел на край дивана и положил руку на мягкое место своего оппонента. Просунув большой палец между ягодиц, он стал мять и поглаживать их рукой.
- У симпатичных мальчиков всегда и попы симпатичные. Я это заметил.
- Молодые жопы у всех одинаковые.
- Не скажи. Бывают красивые, бывают не очень. Плоские, низкие, отвислые, худые, несоразмерные. Но у тебя - то, что надо.
- Ты, я вижу, большой спец по задницам.
Егор попытался засунуть пальцы ему между ног, но, едва наткнувшись на член, встретил сопротивление динамично сжавшихся внутренних поверхностей бедер. После недолгих поглаживаний он повторил попытку, но результат был тот же.
- Ну что ж, делу время, потехе тоже время, - Егор встал. - Сейчас ты свое получишь. Но быстро для тебя все не закончится, не надейся. Я намерен растянуть удовольствие.
- Ты же говорил пятьдесят ударов.
- Не волнуйся. Как договорились - пятьдесят и ни одного больше, - он по-хозяйски деловито расстегнул и вытащил из джинсов свой тяжелый кожаный ремень, попробовал его на прочность, а потом замотал его вокруг руки, оставив свободным небольшой конец.
- Бить буду по-серьезному, чтобы тебя пот прошиб. Посмотрим, как ты будешь держаться, студент.
Щеки Виталика снова порозовели. Видимо слова произвели на него подобающий эффект. Он теперь болезненно-стыдливо реагировал на любые колкости в свой адрес.
- Последняя к тебе просьба, - издевательски спокойным тоном обратился Егор к своему пленнику. - Вытяни руки вперед и положи на спинку.
Виталик исполнил его пожелание.
- Вот. Возьмись ладонями и держи руки вместе до самого конца. Как будто они у тебя связаны. Договорились?
- Хорошо, - он смущенно пожал плечами, так, насколько это можно было сделать в его положении.
Картина была слишком впечатляющей. Член Егора уже давно напрягся в полную силу, оттопыривая штаны, чего он и не думал скрывать. Пару раз он свистанул ремнем по воздуху для острастки лежащего. Затем встал перед сияющим белизной задом Виталика и провел по нему кончиком ремня. Видно было, что Виталик непроизвольно напрягся.
- Ну что, готов к массажу?
Виталик молчал.
- Считай.
Егор широко замахнулся и резким движением, с ускорением на исходе, смачно щелкнул ремнем по любезно выставленной заднице. Она упруго затряслась и уже через несколько секунд ответила ласкающей взор краснотой на потревоженном участке.
Эти сопутствующие прямому физическому воздействию элементы возбуждали Егора больше всего. В момент «жаркого поцелуя» ягодицы Виталика на мгновение сжались и расслабились, добавив в композицию немного динамики, что придавало всему процессу порки особую утонченность.
Поочередно, с небольшими интервалами, последовали еще несколько ударов. Конечно, порка ремнем не могла вызвать сильной боли, и оттого садистское вдохновение Егора практически не знало теперь границ. Это обстоятельство только раззадоривало его: он бил не боясь, резко, самым концом ремня и стараясь покрыть ударами всю поверхность попы. После каждого удара он выжидал секунд двадцать, словно оценивая величину произведенного эффекта, а когда ожог проходил и задница студента начинала привыкать к ощущению последействия, следовал разящий выстрел по новой. От такого затяжного воздействия она вскоре зажглась пунцовыми отливами вся без остатка. После первых двадцати ударов зад Виталика сиял как праздничный фонарь. Но сам он еще оставался стоически недвижим, уткнув голову между рук и тихо посапывая от одолевавших его жгучих прострелов.
Это во что бы то ни стало хотелось исправить. Щелчки, вид опухшего от прилива крови юного седалища, вздрагивания изнуренной терзанием плоти, с тихим постаныванием и изображением страдальческих гримас на лице - вот тот непередаваемый набор эффектов, который в пылу наваждения желал бы лицезреть, слышать и даже чувствовать через воздух Егор. Если бы ему удалось возбудить в испытуемом хотя бы этот игровой пыл, он бы мог даже отказаться от натурального, пусть и легкого, избиения. Но Виталик был чужд его вкусам и мыслям, он не понимал охватившей его страсти, и потому его надо было наказывать, его надо было бить и бить, чтобы напрямую видеть этот неподдельный стыд унижения в соотношении с болью и боль в объятиях стыда.
Но вот наконец Виталик беспокойно зашевелился. Чуть прогнувшись и посучив ногами, глубоко протяжно вздохнув, он повернул набок голову, и Егор к огромному своему удовольствию увидел его сморщенное лицо.
- Расслабься, расслабься. Можешь постанывать даже и слегка подергиваться. Мне бы это было очень приятно наблюдать.
«Самое время добавить жару», - подумалось Егору, и он вложил в очередной удар всю свою силу и сноровку, пересекая ремнем несколько образовавшихся на коже вздутых полос.
Виталик вдруг сжался всем телом, вильнул бедрами и натужно прокряхтел. Все, что копилось в нем до этого, имело теперь разительный контраст с тем недвижимым безмолвным терпежником, которого он изображал минутой раньше. На 35-ом ударе из него вырвалось краткое страдальческое «А-а». Это была музыка.
- Наконец-то подал голос. А то я стараюсь, и будто все без толку.
«Ну-ка, еще похлеще, тебе на добрую память», - сопроводил он про себя очередной смачный удар, при этом звук щелчка выдался каким-то необычайно звонким. Виталик резко вдавил голову вниз, послышался его тихий протяжный стон.
Егор остановился. Он даже ощутил усталость. Глядя на разгоряченное от напряжения тело студента, он с удовлетворением отметил, что его старания не проходят даром.
Схватив со стула полотенце, он подошел к изголовью юноши и двумя простыми узлами связал его вытянутые вперед руки. Связывание получилось чисто символическим, но достаточным, чтобы тот ощутил некоторое ограничение свободы. Виталик не сопротивлялся и ничего не сказал, настороженно глядя на действия экзекутора, принимая свою роль теперь как должное.
- Это для полноты ощущений. Сейчас будет кульминация.
Егор вернулся на исходную позицию, еще раз залюбовавшись привлекательным видом наказуемого. Повернув голову, Виталик напряженно смотрел на него, оценивая до последнего момента, как он будет это делать - его размах, мимику, хлесткую недружелюбную отмашку, - и Егор невольно выполнил свой акт воздействия излишне артистично.
Виталик опять дернулся и охнул. Теперь удары приносили довольно ощутимую боль. Жопа горела как ошпаренная кипятком. Упругий ремень, казалось, рассекал кожу, прошибая до костей. После каждого щелчка он вскидывал голову, шевелил бедрами и сипло протяжно выдыхал.
Это было нечто. Явная власть над голым избиваемым юношей опьяняла Егора так, что мешала наслаждению. Он вдруг пожалел, что не решился тайно заснять все это на видео.
С последним ударом Виталик облегченно расслабился.
- Все? - его голос дрогнул то ли от усталости, то ли оттого, что он сильнее прежнего переживал за свое положение. Теперь о порке будет постоянно напоминать ощутимый дискомфорт в задней части тела, и как долго это будет продолжаться, неизвестно.
Егор положил ремень, с удовольствием прикоснулся ладонью к разгоряченным ягодицам Виталика, другой рукой придержав его спину и не давая встать.
- Подожди немного. Дай мне насладиться содеянным, - он погладил и слегка помял пальцами раскрасневшиеся полушария, Виталик заморщился.
Сейчас он был податлив как никогда, Егор заметил это сразу. Одной рукой он опять заскользил по задней поверхности бедер и углубился пальцами между ног, другую одновременно запустил под живот, настырно продвигаясь к члену. Виталик так и лежал с вытянутыми вперед и перевязанными полотенцем руками, приоткрыв рот и тихо переживая происходящее. Его взгляд еще выражал остатки бестолкового смятения: все вроде бы кончилось, но, похоже, страсти еще не улеглись. Он вдруг приподнял слегка бедра, явно освобождая доступ к своему драгоценному пенису, и ладони Егора, обе одновременно, нащупали приятно набухший и такой же, как попка, жаркий член. Буквально через несколько секунд тот изрядно напрягся, а после того как Егор поразминал его слегка в массаже, залупляя головку, шевеля и потягивая яички, его уже можно было взять в руку как большую толстую палку.
«Вот так вот, студент. После горячего мы стали жутко возбудимыми, - подумал Егор. - Теперь мы с тобой еще позанимаемся. Еще не вечер».
- Давай, повернись на спину.
Виталик безропотно выполнил пожелание партнера, все так же держа руки за головой, и как только он повернулся, его ровный и твердый как огурчик член отпружинил от складок покрывала и, пару раз качнувшись, гордо уставился в потолок. Егор поласкал его недолго язычком, облизывая и теребя головку, подталкивая и прижимаясь к нему щеками и носом, а затем со страстью обделенного любовью принялся старательно массировать его губами взад-вперед.
Время пошло вспять. Через несколько минут Виталик освободил руки и уже стоял над раскрытой глоткой Егора. Он прижал его к стенке дивана, пока тот, исступленно дыша через раздутые ноздри, пытался чуть ли не заглотить свою наживку целиком. Словно макака с красной жопой, впрочем, довольно симпатичной со стороны, он трахал своего воспитателя в рот, увлекшись оргией до самозабвения. Интенсивным движением таза он впихивал свой член по самые яички в теплую и влажную лагуну рта, испытывая прикосновение к нему языка, щек и десен, но не успевал еще Егор, слегка давясь и раскрасневшись лицом, ощутить всю прелесть молодого упругого пениса, тут же вынимал его, давая на мгновение передохнуть. Воспринимая это даже не как эпизод маленькой мести, но возможность также нащупать удовольствие при сношении с партнером-геем, при том что тот явно напрягается, он вошел в раж, страстно ублажая свою плоть и ничуть не заботясь о комфорте приятеля.
К энергичным действиям его также подталкивало неуемное нахальство Егора, больно сжимающего руками его испоротые ягодицы и хлопающего по ним ладонью, словно кавалерист, подгоняющий свою лошадь. Избавиться от его рук было невозможно. Не отпихивать же их, в самом деле, словно капризная девица, отмахивающаяся от надоедливых мух. И поэтому он, понукаемый, вынужден был сам искать более жесткие меры воздействия, твердо фиксируя перед собой голову оппонента, держа ее обеими руками и даже моментами выкручивая ему уши.
Возможно, этого Егор от него и добивался. Неясная форма то ли насмешки, то ли простого издевательства над собой заставляла Виталика идти в атаку. Раздражаясь, он нервничал и в конце концов хотел Егора иметь. Иметь изо всей силы, уже забыв про недавний стыд перед этим сексуальным монстром. Он не герой. Он обыкновенный похотливый субъект, который мечтает о том, чтобы Виталик его трахнул. А раз хочет, то он получит по полной программе. Нужно кончить ему в рот. Нужно, нужно, еще разок, еще как следует.
Егор тоже теперь мычал. Слюна текла ему по подбородку, он не успевал причмокнуть языком и облизать губы, как получал свою забаву вновь.
«На, кушай, дорогой», - Виталик завращал задом, словно вкручивая член в рот Егора, изрядно балдея от обсасывания им своего аппарата, но невольно охнул, потому что тот неожиданно ущипнул его за попу. Одновременно он ощутил, как его ноги касается толстая палка Егора. Ширинка штанов была расстегнута давно, теперь же Егор резким движением стащил с себя джинсы и трусы, а затем, воткнувшись лицом между ног Виталика, интенсивно задвигал у себя рукой.
Еще смачивая слюной промежность и яички Виталика, он неимоверно напрягся, прижав к себе его бедра, и через мгновение брызнул плевком густой спермы, попав прямо Виталику в задницу. Остатки он потом старательно выдавливал по капле, скривив лицо, выражающее высочайшую степень блаженства.
Виталик с интересом наблюдал потуги его последней стадии кайфа, чуть обеспокоившись за себя, но Егор и не думал оставить в замешательстве своего сладкого мальчика, не закончившего перипетии этой дивной интимной встречи как положено.
Отдышавшись и вытерев следы своего семени, он опять стал повелителем. Виталик был уложен на диван на спину, а затем наступил момент последних испытаний. Егор безапелляционно закинул его ноги за голову, усевшись на него сверху. Пятки уперлись в спину Егора, а перед лицом Виталика неожиданно близко оказались две мягкие половинки того места, его собственный аналог которого был исполосован ремнем.
От ощущения раскаряченной позы и придавливающей сверху тяжести у Виталика перехватило дыхание. Открытый анус обдало холодком. Сразу подумалось о том, что все это зашло слишком далеко и сейчас может произойти нечто ужасное. Егор действительно пощекотал смоченным слюной пальцем возле его очка, смело проводя рукой вдоль расселины, расширяя ягодицы и рассматривая, очевидно, его потаенный вход. Виталику стало жарко.
Но вдруг Егор схватил в кулак яички Виталика, чуть не оторвав их, а другой рукой начал яростно дрочить его член. От усталости и стесненности движений, от новых хлопков по натянутой коже задницы, от давно вскипевшей в нем крови Виталик очень быстро дошел до оргазма и смачно кончил, даже сам не ожидая, что извергнутая из него струйка спермы почти долетит до потолка...
Егор утихомирил его, поглаживая ладонью по волосам. Когда он, все так же сидя над ним, выспрашивал его о полученных впечатлениях, его мозг уже с маниакальной настойчивостью таранила мысль о следующей их встрече…
Провожая уставшего, нагруженного эмоциями гостя, Егор почти не сомневался, что Виталик скоро придет сюда вновь и он обязательно отымеет его в эту сладкую аккуратную попку, ставшую после порки еще привлекательней. Отымеет путем любых затрат и ухищрений. Пусть даже если ему самому придется лечь под ремень Виталика.





Комментариев к сообщению: 0  Комментарий  
Who Said Thanks:
iva4090 (10.08.2012)
  #6  
Старый 19.11.2011, 08:00
News вне форума News

Местный - Neighbor


European Union
Gay pirates Гей пираты
Регистрация: 19.06.2011
Сообщений: 1,571

Total 'Thanks' Received by This User = 0 за это сообщение
20 всего

Репутация: 119


По умолчанию

"Реальность и фантазии"






Раньше я стеснялся своего обнаженного вида. Мне казалось, что такого маленького члена, как у меня, ни у кого больше нет и в отношении меня это какая-то жуткая природная несправедливость. Дело в том, что он не просто маленький, а какой-то тоненький, крючковатый, очень детский и невзрачный, словно не достигший соответствующего возраста. Он трясется при ходьбе, будто смешная игрушка, покрытый морщинистой кожицей и похожий на цветочный пестик, бог знает зачем появившийся у меня между ног.
Я всегда завидовал тем парням, у которых в обтянутой джинсами фигуре угадывалось наличие спереди достойного хозяйства. Я боялся снимать трусы в присутствии своих друзей, а когда это вынужденно происходило, ловил их мимолетно брошенный на мою письку взгляд, раненый этим взглядом, словно меня уличили в каком-то бесстыдном поступке. Мне ужасно хотелось видеть их обнаженные тела, но себя показывать голым я не хотел.
Или все старался перед этим возбудиться, мысленно представляя кого-то из них в качестве своего любимого партнера, особенно если он стоял рядом, повернувшись ко мне своей славной симпатичной попой. Но тогда мой член быстро наливался кровью (а возбуждаюсь я моментально), и приходилось тут же отворачиваться, чтобы не обнаружить другую мою крайность, утихомиривая свое задетое фантазиями окончание, пока оно не вскочило в полную силу. Так я и бесился между двух огней: неуемным влечением к мальчикам-ровесникам и сильной стеснительностью своего неубедительного и даже смешного вида.
Нет, во время эрекции у меня все в полном порядке. Он нормальных размеров и даже красив и опрятен, как ни у какого другого парня моего возраста. Он симпатичный и прямой, словно спелый огурчик, изливающийся влагой и аппетитной свежестью, так и просящийся в рот и уж тем более в подготовленную пылающую нежность ануса.
У меня довольно стройная спортивная фигура, я обожаю рассматривать себя в зеркало, и поскольку происходит это как правило в минуты возбуждения, всегда наслаждаюсь истинно прекрасным зрелищем своей натуры. Он торчит при этом как оголтелый, ему хочется любви, а любое поглаживание тела и прикасание к головке пениса, потирание и покачивание его из стороны в сторону, натягивание на нем кожицы и ласкание рукой вызывает внутри волну потрясающего блаженства. В эти минуты я себя люблю. Я обожаю эти красивые ляжки, свой чудный торс, взметнувшийся вперед член, прекрасно смотрящийся в профиль вместе с притянутыми к нему шариками яичек, и свои божественной формы аккуратные нежные ягодицы, гладкие и чистенькие как у малолетнего пацана.
Но как только я достигаю оргазма, все вновь становится на свои места. Член опадает, скукоживается в мелкий невзрачный отросток, и я снова стесняюсь его кому-либо показывать.
Все это время я был не в себе. Мне хотелось страсти через дружбу, через нормальное общение, подразумевающее некую игривость юношеской фантазии, браваду и случайную демонстрацию другим того, что имеешь. Но невозможность этого породила во мне еще в подростковом возрасте дурацкий комплекс, и я постоянно скрывал свою повышенную сексуальность, даже в удобных случаях отвергая для себя доверительные отношения с теми, с кем очень этого желал.
Сейчас, когда уже за 30, я, конечно, все переосмыслил по-другому. Теперь я смотрю на молодых с высоты своей зрелости и достаточного опыта, и та игривость воображения, к которой я склонен так же по-детски, потрясает меня совершенно другими, новыми впечатлениями.
Я люблю ходить в баню попариться и ненароком посматриваю на молодых ребят, на их движения, интимные части тела и кто как сложен физически. Теперь я не стесняюсь конструкции своих органов - собственно говоря, какой есть, такой и есть, - но наоборот, в некогда досаждавших мне собственных недостатках нахожу источник интересных, потрясающих иногда наблюдений.
В молодом возрасте всегда любопытно посмотреть, кто как устроен, как люди ведут себя, на что обращают внимание. Это вполне естественно, и улавливая на себе мимолетные, а иногда и более продолжительные взгляды юношей, я с увлечением стал отмечать, как они обнаруживают вдруг изменение размеров моего пениса и наверняка связывают это с моим определенным вниманием именно к их персоне. Не хочу сказать, что я люблю долго и бесцеремонно кого-то разглядывать, - это не в моих правилах, - но пару-тройку раз я не могу отказать себе в удовольствии нацелено и ревностно посмотреть на чье-нибудь молодое красивое тело.
И как же вдруг изменяется их видимое ко мне отношение. (Еще рассказы - на xgay.ru). Как вдруг притягательно-симпатичными становятся их взгляды в мою сторону. Этот странный порыв бесовского наваждения, пугающий их желанием узнать, истинны или мнимы на самом деле их догадки.
А то и продолжительный, упорный - глаза в глаза, - немой обмен вопросами, соблазнительно звучащими в их подкорке как прямой вызов воспламененным чувствам мужского обожания. Остается только гадать, чего больше в этом тихом созерцании: тревожного любопытства, что скорее всего, или, может быть, мелкого неистовства в потребе удовлетвориться рядом с обожающим тебя респектабельным молодым мужчиной.
Если б знать, на что способен любой из них, насколько открыт он вехе приключений вопреки той естественной осторожности в нынешние времена, когда повсюду говорят об экзальтированных придурках и насильниках. И было бы истинным наслаждением наблюдать прорвавшиеся чувства какого-нибудь сентиментального юноши, не из тех, что постоянно пишут в газеты знакомств, а только открывающего в себе свою спящую доселе сексуальность.
Но взгляды взглядами, а ждать мне долго не престало. И вот он миг, когда я оттягиваюсь дома по полной программе. Здесь никого нет, и можно с удовольствием предстать перед собой в любой позиции, с любыми намерениями, помечтать о вдохновляющих порывах страсти, о только что виденных молодых парнях и силе своего преимущества перед ними.
Я нежно тереблю конец. Он влажный и пахучий от выделяемого секрета и настолько чувствителен, что возбуждается от ощущения собственного напряга. Это практически авторезонанс. Бывают такие минуты, когда очень хочется. Даже себя.
Ну чем не милое созданье: я глажу ладошкой свою чудную попу, наблюдая в зеркало, как она мнется под лаской нежных прикосновений. Вторая рука волнительно и осторожно охватывает член, пропуская меж пальцев его пульсирующую твердь, мило теребя его и чуть надавливая подушечкой на головку. Тело само прогибается, и пальцы нащупывают теплый рубеж моей неземной страсти. Попа за мной.
Будто чужая, ладонь медленно проходится по темному ущелью, отодвигая ягодицу и выставляя напоказ, как между стянутых для свистка детских губ, чувствительное отверстие моего ануса. Он шевелится при напряжении мышц живота. Он забавляет, словно призывая поиграть с ним, приглашая шаловливые пальчики с любопытством исследовать этот милый оазис любви. Теперь этого хочется как никогда. Я представляю себя в объятиях друга, и лишь только фаланга пальца чуть заглубляется в задний проход, моя глотка испускает тихий и протяжный стон наслаждения.
Когда смотришь со стороны, без должного интереса и возбуждения, все эти охи и вздохи непонятны, и даже раздражают. Но в момент экстаза это очень волнительно. Это трогательно и привносит в процесс много новых сказочных оттенков. Теперь можно. Можно и постонать, и покривляться в уединении, любуясь самим собой. Но как созвучно это нынешнему взрыву эмоций, как это отзывается внутри неописуемом накалом страстей.
И наливается соком крайняя плоть. И вибрируют слабым исходом ожидания мышцы. И горит жаром, стонет, просится в руки покрасневший от напряжения член. И хочется много всего, но тело неописуемо начинает изгибаться в собственных объятиях, льнет к холодному, возбуждающему зеркалу, а пенис прикасается и тычет в пространную гладь отражения.
На стекле остаются влажные следы. Они размазаны жирными пятнышками, словно от прикосновения сочных губ любвеобильного мальчика. Уже попа сама елозит по стеклу, обтирая его, ощущая мнимую ласку партнера и вдавливаясь в поверхность, чтобы прильнуть к прохладной глади самым устьем моей «голубой» пылкости. Одновременно яички будто лобызаются губами, хотят нежности, волнения язычка, милого поцелуя…
Бывают минуты, когда очень хочется. И надо бы их продлить и побалдеть еще какими-либо фантазиями, но пятерня тут же тянется к своей игрушке, плотно сжимая ее и начиная усиленно работать. Конечно, жалеешь, что в такие моменты нет рядом приятеля, чтобы немного растянуть удовольствие, но еще больше представляешь на его месте какого-нибудь милого мальчишку, увиденного в бане, готового показывать свою сексуальность при любом удобном случае.
Уже через несколько секунд я кончаю, освобождаясь разрядом волшебного удовольствия и поглаживая разгоряченный пенис в утешительных ласканиях. Все-таки он у меня хороший, он мне очень нравится. Еще один день мечтаний дал мне повод беззаботно излиться «нектаром любви».





Комментариев к сообщению: 0  Комментарий  
  #7  
Старый 19.11.2011, 08:00
News вне форума News

Местный - Neighbor


European Union
Gay pirates Гей пираты
Регистрация: 19.06.2011
Сообщений: 1,571

Total 'Thanks' Received by This User = 0 за это сообщение
20 всего

Репутация: 119


По умолчанию

"Мой поезд"






Ты спрашиваешь, был ли у меня секс в поезде?

Был. И незабываемый.
Было мне тогда 32 года. Молодой специалист, часто ездил в командировки. И вот, одна из них - в Пермь. Так получилось, что мне достался билет в вагон СВ. Когда я зашёл в купе, я застал там пожилую даму. Согласись, - не самое уютное соседство. Тогда я пошёл по вагону и заглядывал в купе, чтобы увидеть, нет ли ещё таких «мезальянсов». Во втором купе сидел симпатичный парень, блондин лет 22-х, 23-х, читал какой-то журнал, а напротив него - дама лет 45-ти.
Я спросил:
- Простите, вы вместе?
Парень поднял на меня свои зеленые глаза:
- Нет, случайные попутчики.
- О! Я оказался в подобной ситуации, в моём купе дама. Быть может, мы обменяемся?
Попутчица парня обрадовалась:
- С удовольствием! Я даже ещё чемодан не открывала, так что мне легко перейти, - сказала женщина.
Мы вместе с ней пошли в моё купе, я взял свой небольшой багаж, пожелал дамам приятного путешествия (ехать ведь надо двое суток), и пошёл в купе к зеленоглазому.
Парень радостно встретил меня:
- А то я уже думал, что придётся всё время выходить, когда она будет переодеваться, да и самому не очень удобно при ней снимать штаны.
- Ну а теперь можно и переодеться, - сказал я, открыл свою сумку, достал оттуда домашние штаны, рубашку, тапочки, закрыл дверь купе и стал снимать брюки.
И тут я заметил, что сосед мой немного волнуется и посматривает на мои плавки. Честно говоря, я тоже немного заволновался и замедлил своё переодевание. Я, уже сняв брюки и рубашку, не стал надевать штаны, а встал во весь рост и потянулся к багажной полке, что над дверьми вагона, чтобы положить туда свою сумку. В тот момент, когда я уже положил сумку на полку, поезд качнуло, я не удержал равновесие, и стал заваливаться на моего соседа. Он очень ловко схватил одной рукой меня за талию, а другая рука, как бы невзначай, легла на мой хуй. Я, как будто инстинктивно, обхватил соседа за плечи, но так, что наши лица оказались вплотную друг к другу. Молниеносный, внимательный взгляд в глаза друг другу, и наши губы сцепились в глубоком поцелуе. Мы стояли обнявшись (причем, парень так и не снял свою руку с моего, уже окрепшего, хуя, а я стал обеими руками гладить его спину, ягодицы, перебираясь к животу, а потом, расстегнув молнию на его джинсах, через трусы захватил в руку его довольно приличных размеров хуй).
Вдруг парень несколько отстранился от меня со словами:
- Подожди. Сначала давай познакомимся, меня зовут Слава. А тебя?
- Пётр, - сказал я и сел на свою полку.
Слава начал раздеваться. У него была великолепная спортивная фигура, очень красивые, в меру волосатые ноги. На груди волос было немного, но от пупка вниз волосы росли очень красивым клином, переходя в пышный кустарник под трусами. Когда Слава остался в одних трусах, но ещё вешал свою рубашку на вешалку, я притянул его к себе и стал целовать его живот. Он стал гладить мои волосы, шею, спину.
Я подобрался языком к резинке от трусов и дал волю своим рукам - спустил Славины трусы до щиколоток, выпустив на волю его хуй, который резко спружинил по моему лицу. Я тут же поймал головку хуя ртом, губами оттянул крайнюю плоть, оголил головку и стал сосать её. Слава млел, охал, потом резко отпрянул, наклонился и стал целовать меня в губы, выделывая языком чудеса в моём рту. Потом он попросил меня лечь на спину на полку, снял с меня трусы и лёг на меня. Наши поцелуи не прекращались, а хуи тёрлись друг о друга.
Минут через десять неистовых ласк, Слава попросил меня поднять ноги и положить их ему на плечи. Должен сказать, что к этому я был ещё не готов, но Славка был так прекрасен, что я не мог отказать ему, и мне не захотелось оттягивать радость проникновения его в меня.
Славик встал на колени, приподнял на них мои ягодицы и практически сразу его хуй оказался у моего ануса. Он ещё подтянул меня на себя, а потом, приставив свою головку к моей дырочке, аккуратно нажал, дождался, когда головка немного проникнет в анус, ещё чуточку толкнул и, без всякой боли для меня, проникнул в меня практически на всю длину своего хуя (как потом он сказал, у него - 23 см). Дальше он стал качать меня, сначала медленно, потом всё быстрее и быстрее, то выпрямляясь, то распластываясь на мне, целуя меня взасос. Минут через двадцать он резко вошёл в меня до упора, застыл, только таз его содрогался от оргазма, а во мне разливалась его сперма.
Долго ещё он не выходил из меня, потом медленно, нехотя вынул свой хуй и лёг рядом, продолжая меня целовать.
- Я пойду, подмоюсь? - сказал я.
- Я с тобой.
Мы надели домашние одежды, вышли из купе. К счастью, туалет был свободен. Мы закрылись, и Славка сказал:
- Дай, я у тебя вылижу сначала, а потом подмою.
Я повернулся к нему спиной, а он стал высасывать из меня свою сперму. Потом он повернул меня к себе лицом, обхватил обеими руками, одной стал подмывать мой анус, другой гладил мою голову, а губами впился в мои губы. Целовались мы долго. Потом - по одному - вышли из туалета и вернулись в купе.
- Я твой должник, - сказал Славик, - когда захочешь, трахнешь меня.
Потом помолчал и сказал:
- Дай я у тебя отсосу.
Я снял штаны, трусы, раздвинул ноги, а Славка, тоже раздевшись догола, встал на колени между моих ног, стал целовать мою грудь, постепенно спускаясь вниз, потом взял в рот мой хуй и ласково его сосал. Потом сказал:
- Пора, - Он развернулся, и стал насаживаться на мой хуй, полностью прижавшись своей спиной к моей груди, и откинув голову на моё плечо.
Когда мой хуй полностью проник в него, Славушка стал ритмично приподниматься и опускаться, а я ему помогал. Так мы ебались минут десять, после чего Славик нагнулся, опустился на колени на пол между полками, а я практически лёг на его спину, обхватив руками его туловище, гладя его грудь, живот, вставший хуй, и уже довольно жёстко стал его ебать. Предчувствуя приближение оргазма, я увеличил скорость фрикций, стал с огромной скоростью двигаться в Славкиной попке, и вдруг почувствовал, что по всему телу как будто электрический ток прошёл! Как я кончал! Это неописуемо! Долго, мощно, всем своим телом ощущая мягкую, шелковистую кожу моего любовника, щекочущую шерсть его ног на моих ногах!
Когда я кончил, мы улеглись со Славиком на одной полке, сплелись ногами, телами, руками, тёрлись друг о друга, страстно целовались. Потом я сказал:
- Пойдём, теперь я тебя подмою.
Процедура подмывания повторилась, я высосал свою сперму из Славиного ануса, облизал его яйца, ещё пососал его хуй, который быстро возбудился и Славик кончил мне в рот.
Вернувшись в купе, мы сели друг напротив друга, надели штаны, и даже рубашки и стали разговаривать.
В этот момент по вагону шёл буфетчик из вагона-ресторана;
- Вода, кефир, шоколад, пиво! - кричал он (а времени было ещё только восемь часов вечера - впереди были ночь, день, и ещё ночь).
- Вот чего нам не хватает! Пива! - сказал я, открыл дверь и позвал буфетчика.
- Сколько вам? - спросил буфетчик.
- А сколько есть?
- У меня здесь 10 бутылок.
- Давай все 10! - сказал я.
Пиво я решил отнести в купе проводника, где был холодильник. Проводник, молодой красивый брюнет лет 25-ти, с «нашими» манерами, сказал:
- Ой, у меня там места мало.
- Да я поделюсь с тобой, и отблагодарю. (Еще рассказы - на xgay.ru). А то тёплое пиво…
- Да ещё после горячей ночи? - кокетливо спросил проводник.
Я прижал парня к себе и поцеловал взасос, он ответил, а потом тихо сказал:
- Ночью, между двумя и четырьмя часами у поезда не будет остановок, так что приходи ко мне.
Я опешил: А что же делать, если я со Славиком, который так мне нравится? А! Там посмотрим.
Я вернулся в купе, Славик уже открыл пиво, вынул свои продуктовые запасы - помидоры, колбаса, огурцы. Я вынул свои продукты, - почти то же самое, только сюда прибавились сыр, курица, редиска, лук.
Сели, выпили пива, начали разговаривать о «бытовой», а не «романтической» жизни. Слава окончил архитектурный институт, едет в Пермь строить какой-то объект. Я рассказал о своей командировке. Но меня мучил вопрос с проводником, и я решился рассказать Славке:
- Представляешь, прошу проводника положить пиво в холодильник, а он просит рассчитаться… натурой!
- Что, он - «наш»?
- Ну да!
- А он симпатичный, и фигура - ничего, крепеньки такой, и губы пухленькие, сладкие, - прокомментировал Славик.
- Так что, может, «тройничок» устроим в два часа ночи?
- А почему бы и нет? - засмеялся Славка.
Я тоже заржал, наклонился к нему, и мы стали целоваться.
- Подожди, - сказал Славка, - я схожу к проводнику за очередным пивом.
Он подмигнул мне многозначительно, и вышёл из купе. Отсутствовал он минут пять, потом зашёл с пивом:
- Всё ОК! Он мне уже немного пососал и сказал, что ждёт нас обоих.
Минут через двадцать, когда мы закончили трапезу, в дверь постучали. Это был наш проводник, наш потенциальный любовник:
- Можно?
- О! - в один голос воскликнули мы со Славкой, - заходи! Пива хочешь?
- Мне нельзя, я на службе, - сказал проводник, зашёл и прикрыл за собой дверь.
- Присаживайся. Как тебя зовут? - спросил я.
- Серёжа, - ответил парень, и замолчал.
Я взял инициативу в свои руки. Пододвинулся к Серёже вплотную, обнял его за плечи, приблизил свои губы к его губам и шепнул:
- Хочу с твоих губ слизать сперму Славика, - и впился своими губами в податливые губы Серёжи.
Славик не стал терять время, расстегнул молнию на брюках Серёжи, залез к нему в трусы и не без труда вынул его окрепший хуй. Серёжа, не отвлекаясь от поцелуя со мной, раздвинул ноги и полностью освободил пространство около своего хуя для Славика.
Славка наклонился, стянул с проводника брюки и трусы до щиколоток, расстегнул пуговицы на рубашке, обнажив упругий живот паренька, и стал сосать Серёжин хуй, очень быстро довёл его до оргазма и проглотил всю его сперму. После этого, он оттащил Серёжку от моего рта, сказав:
- Хочу поделиться твоей спермой с Петром, - и прильнул своим ртом ко мне.
Серёжа в этот момент своими руками уже мял наши хуи, стаскивал с нас штаны, а затем - стал по очереди сосать то мой, то Славкин хуй. Потом, с отчаянием в голосе сказал:
- Ребята, примите такую позу, чтобы я мог взять в рот сразу два!
Мы захохотали! Всякое стеснение прошло, мы стали уже абсолютно раскованными.
Мы со Славиком встали рядом, а Серёжка взял в свой рот сразу оба хуя! При этом мы со Славиком целовались, а руками ласкали Серёжкину голову.
Поезд, тем временем, начал постепенно тормозить. Серёжка оторвался от миньета, и сказал:
- Пойду на службу! - застегнулся, поцеловал меня и Славика в губы: - До ночи!
Когда закрылась дверь, мы со Славиком стали ласкаться, целоваться, потом он сказал:
- Давай 69!
Мы разделись догола, легли на полку «валетом», и стали нежно сосать друг у друга хуи. Довели друг друга до оргазма одновременно, проглотили всю сперму, а потом долго целовались. До нашего «тройника» оставалось менее трёх часов. Я вышел из купе, подошёл к проводнику, который стоял в тамбуре:
- Серёж, мы ляжем поспать, чтобы накопить силы. Как освободишься, разбуди нас. Ладно?
Серёжка широко улыбнулся:
- Договорились! Я ещё пивка взял. Ночью уже можно. А также я договорился с проводником из соседнего вагона, что он последит за нашим вагоном. Я-то еду один - напарница заболела, а Лёнька ездит с женой, она тоже проводник.
Я вернулся в купе, где уже крепко спал Славик. Я тоже заснул мгновенно. Сны мне снились очень сладкие. Проснулся я от того, что на моём хуе почувствовал руку. Я открыл глаза. Передо мной стоял абсолютно голый красавец Серёжка. Хуй его торчал, смотря в потолок, а обе руки были заняты нашими хуями. Славик тоже уже проснулся.
- С чего начнём? - спросил Славик.
- Я хочу всего, - сказал Серёжа. Он повернулся к Славе задом, немного наклонился и впился в мой рот. Слава стал готовить Серёжин анус к своему вторжению. Я, целуясь с Серёжей, стал рукой ласкать его хуй. В тот момент, когда Славик нежно ввёл свой хуй в анус Серёжи, я оторвался от Серёжиных таких сладких губ, и взял в рот его хуй. Ебля пошла страстная! Славик с огромной скоростью ебал Серёжу в попку, а Серёжа с такой же, естественно, скоростью ебал меня в рот. Подбородком я ощущал шлёпанье Славкиных яиц. Я возбудился настолько, что захотел, чтобы и меня выебли, потому развернулся, взял Серёжкин хуй в руку и направил в свою попку. Серёжка буквально «влетел» в меня, а рукой стал наяривать мой хуй. Ебались мы не менее получаса, - всё никак не кончали, и вдруг, по очереди стали бурно кончать. А потом все застыли, прижавшись, друг к другу. Я на своей груди, на своём животе и на своём хуе чувствовал сразу четыре руки! Парни ласкали меня нежно и страстно. Серёжка целовал меня в щёку, а Славик целовал Серёжку в шею.
Потом мы разомкнулись, голые сели на полки, открыли пиво и стали тихо разговаривать. При этом давали волю рукам: мяли хуи друг друга, гладили ноги, животы, протягивались друг к другу и целовались.
- Какой кайф, ребята! Мы сможем встречаться ещё? - спросил Серёжа.
- Договоримся, конечно же! - ответил Славик, - Такое упускать нельзя! Мы уже вообще родные.
Словом, следующие сутки продолжались так же.
Когда мы вышли в Перми, мы со Славкой поехали на место его распределения, он узнал, где будет жить. Потом мы поехали в мою гостиницу, где подробно написали друг другу свои адреса, телефоны, контакты, потом Славка сказал:
- Ведь мне дали свою комнату, может, ты не будешь останавливаться в гостинице? Тем более что мы договорились с Серёжей, что я ему позвоню сразу, как устроюсь. Он ведь пермяк. Живёт с родителями.
На том и порешили. Уже вечером мы втроём собрались в комнате Славика, позволяли себе всё. Когда Славик положил Серёжу на спину, задрал его ноги и воткнул свой хуй, я страстно целовал Серёжку в губы. Славик ебал Серёжку жёстко, а я ублажал Серёжечку поцелуями, сосал его хуй, лбом своим ощущая волосатый живот ебущего Славика, а подбородком - волосатый живот Серёжечки. Страстная ночь! Ебали друг друга все! Я тоже выебал Серёжу, Серёжа выебал Славика, Славик выебал меня, я выебал Славика. Спали втроём на широком диван-кровати, который стоял в комнате.
С тех пор прошло много лет. Славик с Серёжей живут вместе. Я иногда приезжаю в Пермь, останавливаюсь у них, и мы «отрываемся» по полной программе!





Комментариев к сообщению: 0  Комментарий  
+ Ответ

Метки
гей рассказ, истории про геев, рассказ

Опции темы


Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Эротические рассказы - медикофетиш Blazer5 Гей рассказы / Gay stories 3 06.03.2012 16:17
Эротические гей-рассказы. | Erotic gay stories. News Гей рассказы / Gay stories 1206 06.12.2011 18:16

Текущее время: 19:20. Часовой пояс GMT +1.
Обратная связь [email protected]?s=962aa249b96e35bff78ff2f025489dfc - Форум Гей пиратов | Gay pirates forum - Вверх

Гей порно фото и видео скачать бесплатно.

ПОРНО для всех.

гей порно секс форум бесплатно. Gay porno sex forum free

Новинки видео с платных сайтов и любительское видео.

Гей форум

Здесь вы сможете гей видео скачать бесплатно. Знакомства для геев. Скачать гей фото. Художественное гей кино. Гей-пираты форум. Гей пароли бесплатно. Здесь вы можете бесплатно скачать гей фильмы, гей фотографии, гей архивы. Форум для обмена гей порно. Все бесплатно. Гей секс. Поговорим о сексе? Я парень и ты парень. Мы не пидоры, не пидорасы, не подстилки, не соски и ебаные дырки. Мы геи. Мы хотим видеть красоту мальчиков, парней и мужчин. Разумеется, при условии, что им более 18 лет. 18+ - обязательное условие. Фотографии голых парней, видео, когда они дрочат (мастурбируют), кончают или сосут - все это должны видеть только совершеннолетние. 18+ Есть фотографии или видео, так поделись им с нами! Не обязательно порно. Можно эротика или просто голое тело. Запах спермы мы сможем ощутить. ;) Секс видео и фото. Пиратское гей-видео у нас. Гей рестлинг GAY

Гей форум. Рассказы на сексуальные темы. Хотите понаблюдать за гей сексом? Милости просим к нам, на наш форум. На форуме приветствуется, если вы будете делиться видео и фотографиями друг с другом.

18+ Внимание! Данный форум содержит информацию на гомосексуальные темы, а также материалы, предназначенные для просмотра только взрослыми.

forum порно бесплатно

Скачать художественные фильмы про гомосексуалистов. Гомофобам вход воспрещен. Секс для всех желающих.